eRebus

национал-социализм

Америка меняется (+ видео).

Уильям Пирс

Текст выпущенного Национальным альянсом в 2002 году агитационного фильма (см. выше), в котором д-р Уильям Лютер Пирс излагает причины упадка Соединенных Штатов, объясняет задачи и цели Национального Альянса и дает свое видение расово ориентированного общества будущего.

*     *     *

АМЕРИКА МЕНЯЕТСЯ. Из-за того, что более миллиона легальных и нелегальных цветных мигрантов ежегодно въезжают в США из Азии, Африки, Мексики и стран Карибского бассейна население нашей страны стремительно темнеет. Под влиянием этих демографических изменений а также моделей поведения, которые нам навязывают развлекательные и рекламные СМИ, меняется и наша культура. Америка становится менее белой, менее европейской, менее цивилизованной, больше похожей на страну третьего мира. Демографы прогнозируют, что к середине текущего столетия белые перестанут быть большинством населения США. За последние 50 лет доля белых в населении нашей страны уже уменьшилась с 90 до 70%.

Экономика Америки все еще относительно благополучна, белые американцы пока относительно состоятельны. Наша экономика до сих пор успешно пользуется плодами технологической революции, которую осуществили наиболее творческие представители нашего народа во второй половине 20-го столетия, когда был изобретен транзистор, развились микроэлектроника и вычислительная техника, был изобретен лазер и тысячи прочих чудес научной мысли. Но за последние десятилетия мы немало навредили развитию нашей экономики, в частности, увеличив траты на соцобеспечение и разного рода правительственные программы, многие из которых подавляют такие качества, как экономность и личная инициатива.

Качество нашего народонаселения неуклонно снижается, бесконтрольный импорт из небелых стран загоняет в банкротство все новые отрасли американской промышленности, и экономисты все чаще говорят о грозящем Америке неизбежном падении производительности труда и уровня жизни. Если мы оценим наш уровень жизни не в денежном выражении, а примем за критерий оценки качество образования, качество и безопасность нашего окружения, или качество нашего народонаселения, то увидим, что наш уровень жизни уже находится в крутом пике.

Глядя на все это, многие белые американцы все сильнее тревожатся о будущем Америки. Значительно выросло количество самоубийств. Многие молодые люди не видят для себя никаких перспектив. Собственное будущее и будущее родной страны видится им в мрачном свете. Что станет с их детьми и внуками, когда цветные будут составлять большинство американского электората?

Америка не всегда была такой. Примерно до 1960 года Америка была белой страной в расовом, культурном и моральном плане. Тогда наши цивилизация и культура еще были преимущественно европейскими, белыми. Мы не преследовали и не угнетали нацменьшинства, но и не смешивались с ними. Мы понимали, что они отличаются от нас, и если мы будем с ними смешиваться, то наша цивилизация, культура, образ жизни и уровень жизни, а в итоге и наша раса, наши гены – все подвергнется необратимым изменениям. Мы этого не хотели, и потому держали дистанцию, сохраняли расовое однообразие, по-своему воспитывали детей и надежно охраняли границы нашей страны; мы не церемонились с преступниками, не допускали межрасовых браков, имели законы, запрещающие расовое кровосмешение. Мы никому не позволяли вести себя на людях так, как это принято сегодня. И нам удавалось сохранять в обществе благопристойность, дисциплину и расовую чистоту при гораздо меньшем, чем сегодня, вмешательстве правительства в нашу жизнь, потому что наш народ сам хотел жить именно так.

Так было до Второй мировой войны. После войны все стало меняться. Главным проводником перемен стало телевидение, которое, надо сказать, сделалось важным средством пропаганды, проникнув в гостиную каждой американской семьи, только в 50-х годах. Сначала несмело, а затем все с большей наглостью телевизионные развлекательные программы начали высмеивать и очернять убеждения, поведение и устои которые были свойственны довоенной Америке.

Конечно, не одно телевидение подстегивало общественные метаморфозы. В этом ему помогала голливудская киноиндустрия. А также радио, крупные газеты, такие как «Нью-Йорк Таймс» и «Вашингтон Пост» и почти все без исключения популярные журналы. СМИ проводили в жизнь практически единодушную «партийную линию», которая утвержала, что Америка погрязла в предрассудках, «нетерпима», «несправедлива», «старомодна» и «репрессивна». Нам необходимы «перемены», нам надо стать «открытее», «терпимее» и отказаться от угнетения других. Мы должны стать «современнее» и «моднее». Нашей стране нужны «новые идеи», «новое мировоззрение», «новые законы», «новые ценности» и «новый тип человека». Нам внушали, что мы относимся «несправедливо» к черному меньшинству Америки, что мы «угнетаем» их. Черные бедны, необразованны и склонны к преступности только потому, что мы, белые, их угнетаем и лишаем всякой возможности личностного роста. Наше отношение к гомосексуалистам – продолжали нам внушать – также крайне предвзято и несовременно. По какому праву мы презираем их и считаем их образ жизни не столь естественным и уместным, как наш? И посмотрите, как высокомерно и несправедливо белые мужчины обходятся с женщинами, – говорили нам СМИ, – удерживают их в четырех стенах, обрекают их все время ходить беременными, не допускают их в Сенат, к руководству корпорациями и в истребительную авиацию.

К началу 60-х поначалу несмелая, эпизодическая пропаганда такого рода приняла форму мощного, безостановочного промывания мозгов. Популярные телесериалы, такие как «Все в семье» и «Военно-полевой госпиталь» (M.A.S.H.) презрительно высмеивали все традиционное, все, что было связано с прежними устоями американской жизни. Воспользовавшись этим вероломным нападением СМИ на традиционную Америку, вся нечисть, проповедующая разрушительные идеи, направленные против белой расы, против патриотизма, против мужественности, против нормальной половой ориентации повылазила на белый свет из темных закоулков и щелей. Черные вышли на уличные демонстрации с требованиями «новых прав». Затем они начали устраивать беспорядки и пожары в городах Америки. В 1960-х вспыхивали десятки городов один за другим. В университетских городках Америки открыто хозяйничали группы коммунистов. В Вашингтоне устраивались многотысячные демонстрации в поддержку коммунистического Вьетконга, в то время как молодые американские новобранцы гибли во Вьетнаме по сотне человек в день. А правительство было не способно ни положить конец этим коммунистическим демонстрациям, ни выиграть затеянную им во Вьетнаме войну.

Беспомощность правительства перед бесчинствами черных поджигателей, мародеров и бунтовщиков в городах, перед еврейской пропагандой в университетах Америки и перед обширным коммунистическим заговором в Вашингтоне чрезвычайно подорвала доверие простых белых людей не только к авторитету и порядочности правительства, но и вообще ко всем традиционным общественным институтам Америки. Эта беспомощность правительства объяснялась тем, что средства информации – иногда неявно, а иногда открыто – поддерживали и черных бунтовщиков, и еврейских агитаторов, и демонстрантов-коммунистов. Политики и правительство отлично понимали, насколько могущественны СМИ, как легко они манипулируют общественным мнением, как легко возносят и низвергают политиков. Они знали, что медиабоссы сочувствуют черным и прочим цветным, евреям и коммунистам, и опасались, что решительные меры по наведению порядка навлекут на них гнев прессы.

Эти необычные симпатии американских средств информации объясняются одной общей чертой, присущей почти всем хозяевам медиа-средств, значительному числу руководителей среднего звена и даже рядовым сотрудникам СМИ: ассистентам по монтажу, сценаристам, главным директорам, ответственным за новостные передачи, вице-президентам, ответственным за развлекательные программы, и голливудским кинорежиссерам. Тогда, в 60-е-70-е, медиамагнатами были Сульцбергеры, Майеры-Грэмы, Ньюхаузы, Сарновы, Пейли и Голденсоны. Сегодня это Сульцбергеры, Майеры-Грэмы, Ньюхаузы, а также Айзнеры, Левины, Редстоуны (Ротстайны), Бронфманы, Цукерманы и многие-многие другие с такими вот фамилиями. Это были и есть, почти все без исключения, евреи. Какая поразительная концентрация власти в руках этнического меньшинства, составляющего лишь 2,5% от населения Америки.

Как им удалось обрести такую власть над нашими СМИ, и что побуждает их столь злонамеренно и пагубно её использовать – это отдельная история. Суть в том, что власть над СМИ сегодня в их руках и они использовали ее, чтобы целенаправленно изменить Америку: из белой страны, где мужчины были мужчинами, а женщины – женщинами, и перепутать первых со вторыми было невозможно; из белой страны, где улицы были чисты и безопасны, в школах царили порядок и дисциплина, а дети и подростки получали знания о своих европейских корнях и о созданной их предками цивилизации, усваивали знания и трудовые навыки, воспитывали черты характера, которые помогали им стать сильными и полезными обществу гражданами; из белой страны без рэпа, без наркотиков, без «белых негров», без расового кровосмешения – они превратили нашу Америку в дегенеративную мультикультурную помойку.

Медиабоссы уже трансформировали и продолжают трансформировать Америку. Они ведут согласованную культурную войну против белой цивилизации, против всего традиционного, против всего, что прежде наделяло нас национальным самосознанием, чувством расового единства, чувством причастности и ответственности, чувством гордости и солидарности. Безостановочным шквалом пропаганды они космополитизируют нашу молодежь, отрывают ее от корней, навязывают юношам немужественное, а девушкам неженственное поведение, промыванием мозгов добиваются того, что люди отвергают ценности и нормы наших предков, и перенимают новые – чуждые – ценности, чуждые нравы, чуждое мировоззрение и поведение. Они пытаются внушить нам чувство вины за нашу любовь и стремление к правильному и естественному. Они навязывают нам терпимость к тому, что у нормального человека вызывает омерзение. Они промывают нам мозги, чтобы подавить наше сопротивление этой мерзости. Вот что трансформировало и будет трансформировать Америку, пока мы это позволяем, пока мы праздно стоим, сунув руки в карманы, и наблюдаем за происходящим, ничего не предпринимая.

Поверьте, положение еще можно исправить. Я Уильям Пирс, председатель Национального Альянса. Наша задача – исправить это бедственное положение вещей. Мы – организация людей европейского происхождения, белых мужчин и женщин, и мы поставили себе цель – освободить наш народ от разрушительного чужеродного влияния и заменить его здоровым и созидательным воздействием. Наша конечная цель – спасение и процветание нашего народа. Разумеется, мы должны идти к этой конечной цели постепенно. Необходим огромный объем предварительной работы.

Сегодня наши усилия почти целиком сосредоточены на развитии средств информирования нашего народа. Многие белые американцы плохо понимают, что происходит. Их видение мира ограничено рамками одного дня. Они не замечают тенденций, не сравнивают текущую ситуацию с тем, что было в прошлом и не предвидят, во что она может вылиться в будущем. Они не задают вопросов о происходящем, о том, кто за это ответствен, и о том, какими мотивами это обусловлено. Часть белых американцев уже почувствовали, что против нашего общества, нашей цивилизации и нашей расы развязана война, но они не сумели полностью разобраться в этом вопросе, не сумели сопоставить куски этой головоломки и не видят картину целиком. Нам необходима возможность общения со всеми этими людьми. До тех, кто уже почувствовал неладное, мы должны донести недостающую им важнейшую информацию и затем объяснить им, как составить ее в цельную картину. Мы должны показать им общую картину.

Мы также обязаны привлечь внимание как можно большего числа тех людей, которые даже еще не начали задавать вопросы. Мы обязаны разбудить их, встревожить их, заинтриговать их, чтобы они начали задавать вопросы. К несчастью, многие из тех, кто пока не осведомлен о происходящем, даже не стремятся узнать правду. Нельзя сказать, что эти люди негодяи или глупцы, просто они целиком околдованы чарами зависимых СМИ и решили придерживаться только политкорректного мировоззрения. Таких людей называют леммингами. До многих из них невозможно достучаться, пока средства информации находятся в руках врагов нашего народа, потому что лемминги прислушиваются только к самому громкому голосу, голосу, который кажется им наиболее авторитетным. Пройдет время, прежде чем мы сумеем заговорить с этими людьми голосом более громким, чем голос Голливуда и зависимых телесетей. Но это – одна из наших целей.

Мы стараемся говорить с каждым разом все громче, все авторитетнее. Мы создаем мультимедийную информационную сеть. В 70-х годах мы начинали с листовок, памфлетов и малоформатных газет. Мы продавали свои газеты в Вашингтоне с газетных стоек а листовки распространяли на улице. Затем мы начали издавать книги и распространять литературу других издательств. Мы также начали издавать журналы. В начале 90-х мы начали транслировать передачи «Голоса американских диссидентов», сначала на коротких радиоволнах, а позже на коммерческих частотах AM и FM. Затем мы стали осваивать Интернет, и посредством всемирной сети сделали доступным большое количество информации, включая тексты и аудиозаписи наших еженедельных радиопередач. В 1999 году мы приобрели музыкальную компанию Resistance Records, чтобы посредством музыки доносить наши идеи до молодежи. С 2001 года мы начали распространять наши идеи на различных видеоносителях, таких как видеокассеты и диски DVD. Сегодня мы доносим свою идеологию до людей отчасти и через телевидение. Наши видеофильмы пока что недостаточно профессиональны, потому что мы еще учимся, но уже очень скоро мы сумеем использовать все свои видео-информационные средства на достойном уровне.

Теперь, когда мы научились применять все эти средства, наша задача – совершенствовать свои умения, чтобы применять их все более действенно и все более широко. Это значит, что мы намерены доносить свои идеи до людей как можно более убедительно, мы стремимся производить самое лучшее, самое сильное впечатление. И мы стремимся охватить как можно большую аудиторию. Мы стремимся к тому, чтобы нас постоянно слышал каждый белый мужчина и каждая женщина, каковы бы ни были их общественное положение или идеологические убеждения, независимо от того, хотят они нас слушать или нет. Мы знаем, что даже тех белых, которых зависимые СМИ научили ненавидеть и бояться нас; даже тех, кому внушили ненависть к собственной расе и чувство вины за то, что они белые – даже их можно отвоевать и вернуть в лоно нашей расы. Но на это потребуется время.

Конечно, мы также при малейшей возможности используем средства, принадлежащие врагам нашего народа, иногда участвуя в радио -, теле- или газетных интервью, но чаще – когда они делают репортажи о нашей деятельности. Однако, тон всех этих репортажей чрезвычайно враждебен, а информация сильно искажена, и хотя они способствуют росту нашей известности среди населения, они все же не способны заменить распространение информации и нашей идеологии и политики с помощью наших собственных средств. Создание информационной инфраструктуры – это большая работа, и она требует участия и поддержки многих людей. Поэтому перед нами также стоит организационная задача: чтобы наша инфраструктура работала, мы должны укомплектовать ее персоналом, мы также должны привлечь людей, способных обеспечить нам финансовую поддержку и оказать необходимую помощь. Эта задача требует постоянного привлечения людей.

Наша цель – не только просвещать людей, но также побуждать их участвовать в общем деле в меру их возможностей: одни могут предоставить деньги и прочие материальные средства, другие могут приложить свои писательские, редакторские, технические навыки и таланты, чтобы помочь нам сформулировать и распространить наши идеи; третьи возьмут на себя прочие задачи, необходимые для создания сильной и действенной организации. И хотя сегодня основная функция нашей организации – это налаживание информационной связи с народом, в будущем нам предстоит расширить поле нашей деятельности.

Разложение поразило ВСЕ сегменты нашего общества. Поэтому нам придется не только эффективно конкурировать с зависимыми новостными и развлекательными СМИ. Государственные школы и университеты также поражены разложением и действуют против нашего народа. То же самое можно сказать о практически всех крупных христианских конфессиях, а также, разумеется, о правительстве, судебной системе, законодательных органах, всем чиновничестве, и о полиции с армией. Профессиональные организации – ассоциации адвокатов, врачей, инженеров, профессоров, учителей, а также рабочие и торговые союзы – враги внедрились и ведут подрывную деятельность повсюду, так что эти организации идеологически солидарны с зависимыми СМИ, по крайней мере, по важнейшему – расовому – вопросу. Все эти организации разложены до такой степени, что уже недостаточно внедрить в них новые правила и заменить отдельных сотрудников, чтобы вновь сделать их созидательными и прогрессивными компонентами нашего общества – часть из них придется создавать заново.

Многие сотрудники этих прогнивших общественных институтов, многие члены этих прогнивших ассоциаций видят это разложение и готовы с ним бороться, но мало что могут сделать в одиночку. Таких людей мы стремимся привлекать в наши ряды, и чтобы наша агитация была действенной, мы должны вести ее не снаружи, а изнутри: адвокаты привлекают адвокатов, учителя – учителей, солдаты – солдат, полицейские – полицейских, а профессора – профессоров. Для этого нам просто необходима разветвленная организация, в миниатюре дублирующая многие возможности и функции внешнего большого общества.

Это очень важная особенность Национального Альянса, коренным образом отличающая его от любой другой организации, которая заявляет, что трудится во имя спасения и процветания нашего народа. Мы не стремимся создать массовую организацию, членами которой были бы главным образом разочарованные и обездоленные белые люди, затаившие личную обиду на общество. Нам нужны люди, которые, вопреки позитивной дискриминации, массовой цветной иммиграции и особым льготам для небелых, все же стали успешными и продуктивными, люди, которые сумели преуспеть, невзирая на все чинимые им препятствия. Нам нужны мужчины и женщины, имеющие силу характера, ум и самоуважение, которые позволяют им преуспевать в избранной сфере деятельности независимо от обстоятельств. Мы создаем организацию победителей, а не побежденных.

Мы понимаем две важнейшие особенности нашей задачи. Во-первых, для нас очевидно, что прошло то время, когда можно было совершить революцию, собрав громогласную толпу снаружи, под городскими воротами. Слишком велики преимущества тех, кто за этими воротами укрылся. В нашу технологическую эпоху совершить революцию можно только изнутри. Если наша цель – захватить машину власти, значит, мы должны привлечь в свои ряды тех, кто является частью этой машины. Нам нужны специалисты-техники, инженеры и ученые; нам нужны программисты и системные администраторы; нам нужны профессора, армейские офицеры и полицейские чиновники; нам нужны писатели, редакторы, корреспонденты газет и адвокаты. Нам необходимо хотя бы некоторое число людей, которые держат в руках рычаги власти, людей, способных в решающий момент распахнуть перед нами городские ворота.

Во-вторых, мы понимаем, – я повторю то, что уже сказал ранее – во-вторых, пока враги нашего народа управляют средствами информации, пока они владеют Голливудом, телевещательными сетями и рекламной индустрией, большая часть нашего народа будет охотно плясать под жидовскую дудку. Они примут любое убеждение, которое им поднесут с экрана, и проголосуют соответственно, невзирая на состояние экономики. Поэтому большая глупость – пытаться спасти наш народ, используя нынешнюю систему выборной демократии. Совершенно бессмысленны попытки создать некую третью партию, захватить руководство республиканской или демократической партией, пока мы не заполучим в свои руки телевидение и Голливуд или пока мы каким-то образом не сумеем лишить евреев возможности использовать СМИ ради собственных целей. Мы не можем просветить и расшевелить весь народ, мы не можем завладеть сердцами и умами лежебок, леммингов, тех, кто от природы склонен подчиняться авторитету. Мы можем убедить лишь меньшую часть нашего народа, ту, что способна мыслить самостоятельно, меньшинство, свободное от чар телевидения. Оно составляет от 2 до 5 процентов населения, что недостаточно для победы на выборах или создания толпы, способной свергнуть правительство, но вполне достаточно, чтобы в решающий момент распахнуть перед нами городские ворота.

Именно поэтому мы так стараемся наладить плодотворное общение с теми, кто способен нас слушать, поэтому мы апеллируем к самым умным, самым способным и сильным людям, к победителям, а не к неудачникам, на которых традиционно сосредоточена агитация разных революционных движений. Разумеется, мы ищем нравственных и ответственных победителей, не развращенных теми, кто пытается уничтожить наш народ, и не продавшихся им; победителей, которые сумели сохранить расовое самосознание и чувство долга.

В связи со сказанным следует иметь в виду, что, хотя большинство нашего народа в данное время находится под влиянием вражеской пропаганды, почти все они по сути люди не плохие. Сравнительно немногие белые люди сознательно порочны, сравнительно немногие предают свой народ ради личной выгоды. Большинство из них нравственно нейтральны, это лемминги, и все, что им нужно – это хорошее руководство, надлежащее управление. Сколь бы враждебными к нам ни казались они сейчас из-за внушенных им зависимыми СМИ чувства расовой вины и ненависти к собственной расе и к нам в частности, они быстро забудут эту вину и ненависть и проникнутся здоровыми идеями и мировоззрением, как только главные ненавистники лишатся средств информации. Именно поэтому нас не интересует, сколько у нас врагов, а их число день ото дня растет. нас интересует лишь, сколько у нас друзей.

Я хочу познакомить вас с некоторыми нашими сотрудниками. Вот Марта. Она занимается обработкой данных и входящей почты. Это Брайан, он работает в отделе видеопроизводства. В настоящее время он трудится над созданием компьютерной игры, которая понесет в массы нашу идеологию. Это Боб. Он монтирует музыкальные видеоклипы для Resistance Music, а также агитационные ролики. Это Билли. Его основные обязанности – набор сотрудников и поддержание связи. Это Сюзан. Она работает в моем кабинете и отвечает за все, начиная с ответов на письма и заканчивая своевременной оплатой счетов. Это Аманда, наш секретарь. Это Фред. Он отвечает за бесперебойную работу нашего оборудования. Это Уэйн. Он готовит к публикации новые книги и периодику. Он корректирует и оформляет тексты.

Как я уже говорил, Национальный Альянс ставит перед собой следующие задачи: во-первых, создание информационной инфраструктуры, чтобы иметь возможность общения с восприимчивым и ответственным белым меньшинством, а в перспективе – со всем нашим народом, когда мы сможем эффективно конкурировать с телевидением и другими подконтрольными евреям средствами массовой информации; во-вторых, привлечение в ряды Национального Альянса лучших из тех, с кем мы сумели установить контакт, и формирование из них действенной силы, способной произвести перемены. Что же мы хотим изменить? Как мы хотим изменить окружающее нас общество, правительство, законы и жизнь нашего народа? Какой мы видим эту новую Америку, этот новый мир?

Конечно, до воплощения желаемых нами перемен еще далеко. Мы даже не знаем, сумеем ли осуществить эти перемены мирным путем, заручившись поддержкой и симпатиями достаточного числа облеченных властью людей, способных помочь нам вернуть закон и социальные институты Америки на здоровую, созидательную стезю – или разрушающие страну дегенеративные силы сначала погрузят всех нас в хаос, и нам придется строить совершенно новое общество на руинах прежнего. Мы не знаем, что ожидает нас в ближайшие несколько лет. Мы не знаем, какие еще препятствия нам придется преодолевать, но все же мы имеем представление о переменах, к которым стремимся, имеем видение того мира, который хотим оставить нашему народу.

Наша конечная цель ясна – это белое общество, общество, в котором нет места другим расам. Для дальнейшего развития нашему народу необходимо расово чистое окружение. У нас должные быть белые школы, белые жилые районы и зоны отдыха, белые места работы, белые фермы и белое село. В нашем жизненном пространстве не должно быть цветных, а вокруг должно быть свободное пространство для нашей экспансии. Помимо прочего это значит, что мы должны устранить зависимость от небелой рабочей силы и научиться полагаться только на самих себя: мы сами собираем свой хлопок, сами моем посуду, сами вывозим мусор, сами водим такси и нанимаем людей своей расы в обслугу ресторанов.

Нам придется платить белым больше за выполнение определенных работ, которые сегодня выполняют черные и метисы, нам, возможно, придется переплачивать за некоторые товары и услуги или даже совсем отказаться от них, но в этом вопросе компромисс недопустим. Белые Южной Африки попали в такую зависимость от дешевой черной рабочей силы, от черных садовников, водителей, поваров, уборщиц и шахтеров, что экономическая перестройка, необходимая для перехода к белой экономике, оказалась для них невозможной. Они попытались пойти на компромисс, пошли черным навстречу и продолжили использовать черную рабсилу вместо того, чтобы совершенно устранить свою зависимость от нее и стать самодостаточными – и в итоге потеряли свою страну. Те белые южноафриканцы, которые по некой причине не эмигрировали, живут сегодня в сущем аду под властью черных.

Когда 135 лет назад закончилась наша гражданская война и владеть черными рабами стало незаконно, мы должны были выслать всех бывших рабов на их африканскую родину. Но мы посчитали это за слишком большой труд, и просто отпустили их жить среди нас. Посмотрите, сколько неприятностей они доставили нам с тех пор! Несомненно, ввоз цветных – не важно, рабов или свободных людей – на территорию американских колоний, а позже – американской республики необходимо было запретить еще во времена Колумба; расовые интересы должны были первенствовать над экономическими, но мы оказались слишком близоруки.

Нам не нужна новая расовая сегрегация, мы хотим полного географического размежевания. Больше трех тысячелетий назад группа белых племен завоевала индийский субконтинент. Власть оказалась в руках белой элиты, и на протяжении столетий строгие кастовые законы не позволяли нам смешаться с небелыми аборигенами. Но прошли тысячелетия, кастовые законы утратили силу, и наш народ постепенно растворился в темнокожей массе. Сравнительно недавно наш народ завоевал и заселил Западное полушарие. Мы истребили небелых аборигенов Северной Америки. А в Центральной Америке наши люди смешались с индейцами, породив метисов, орды которых сегодня вливаются в нашу страну через южную границу.

Нашему народу необходимо полное географическое отмежевание, чего бы это нам ни стоило. Я знаю, что многим белым это представляется трудновыполнимой задачей. Они видят весь этот кошмар расового многообразия в сегодняшней Америке, видят сотни тысяч расово смешанных браков и детей-полукровок, видят последствия масштабного расового кровосмешения, длящегося в Америке уже 2 поколения и породившего миллионы людей неопределенного рода-племени, – и опускают руки, сдаются: настолько наше положение сложное и запутанное, настолько суровые меры нужны для его исправления. Разумеется, те, кто усиленно внедряет программы расового смешивания, намеренно довели нас до такого положения; они приложили массу усилий, чтобы нас перемешать, и полагают, что мы уже не сумеем размежеваться. Но я заявляю: мы можем и обязаны размежеваться, как бы это ни было сложно и болезненно. В ином случае нас ожидает расовая смерть, окончательное вымирание.

Мы хотим, чтобы наш мир был не только генетически, но и культурно белым, нравственно белым, духовно белым. Целых сто лет мы позволяем чужакам, которые внедрились в наше общество и захватили наши СМИ, разлагать нашу культуру, наши ценности, наши устои и нашу нравственность. Наша задача не только вернуть себе власть над СМИ и остановить поток еврейской мерзости, который льется в наши дома с телеэкранов. Нам также необходима основательная чистка. Мы должны вновь привить людям те ценности, которые они 300 лет назад привезли сюда из Европы, мы должны вернуть наш народ к его истокам, вернуть ему расовое самосознание, расовую гордость и понятие о чести. Наша задача – восстановить нормы белого поведения, возродить общество, члены которого уважительно относятся к себе и другим людям, в котором мы учимся самодисциплине, личной ответственности и уважению к труду с малых лет.

Наша задача – восстановить культурную преемственность, которую наш народ формировал тысячелетиями; прекратить отчуждение от корней и духовный и нравственный беспорядок, порожденные мультикультурностью, которую последние 50 лет рекламируют нам СМИ и навязывает правительство, и вновь привить нашему народу чувство расового единства и расовой ответственности, чтобы каждый мужчина и каждая женщина осознали, что их высшая обязанность – совместный с другими членами расовой общности труд во благо и ради процветания нашей расы.

Мы хотим, чтобы в нашем мире белые дети рождались в белых семьях, полных семьях, в которых есть мать и отец, чтобы матери воспитывали детей дома, а не вынуждены были отдавать их в детские сады, чтобы отцы защищали своих детей и помогали им, чтобы дети росли среди белых людей, играли с белыми сверстниками, ходили в белые школы, где учат быть сильными, высоконравственными и полезными обществу гражданами. Мы хотим, чтобы в нашем обществе общее и специальное образование детей и молодежи являлось высшим приоритетом; чтобы целью школы, начиная с детсада и заканчивая университетом, было полное раскрытие потенциала каждого ученика.

Школа должна ставить перед собой три цели: во-первых, прививать ученику расовое и культурное самосознание, уважение к истории, традициям и культуре нашего народа и обязанность сохранить и улучшить унаследованную им цивилизацию. Второй целью должно быть обучение практическим знаниям и навыкам, необходимым каждому молодому человеку, чтобы стать полезным и материально независимым членом общества. Одни ученики займутся столярным делом или иным ручным трудом, другие будут изучать математику и химию. Школа обязана признать, что учащиеся очень сильно отличаются друг от друга своими интересами и способностями, и учителя должны принимать эти индивидуальные отличия в расчет и с их учетом разрабатывать для каждого учащегося оптимальную учебную программу, а не пытаться втиснуть всех в прокрустово ложе стандартного курса. Школа также обязана признать, что мужчины и женщины коренным образом отличаются друг от друга и что их роли в обществе взаимодополняющие, а не идентичные. Поэтому специальное образование мальчиков и девочек тоже должно отличаться.

Третьей целью школы должно стать воспитание характера: выработка силы воли, самодисциплины и самоуважения. Школа должна быть серьезным испытанием сил и возможностей ребенка, должна тренировать его, учить его переносить неудобства и трудности без жалоб и самосожаления, строить планы и воплощать их в жизнь, невзирая на препятствия, побеждать страх, брать на себя ответственность и не прятаться от нее в случае неудачи, быть правдивым, развивать и укреплять все те черты характера, которые издревле ценятся нашим народом. Школа обязана тренировать не только умы, но и тела нашей молодежи. Школа должна формировать из мальчиков сильных, способных, уверенных в себе молодых людей, достойных стать отцами следующего поколения, а из девочек – сильных, способных, уверенных в себе молодых женщин, достойных стать матерями следующего поколения.

Наша экономическая система должна быть устроена так, чтобы служить расе в целом, а не отдельным личностям или общественным классам. То есть она не должна позволять единицам сосредоточивать в своих руках все или почти все общественное достояние, но также не должна угнетать личную инициативу и экономность. Творчество, тяжелый труд и профессионализм должны незамедлительно вознаграждаться, а за лень, неумелость и неудачи не следует поощрять совсем. Нам не нужен ни класс социальных иждивенцев, ни класс сверхбогатых плутократов, способных ради своей корысти и с помощью своего капитала контролировать и разлагать общество. Людей, которые не хотят или не могут содержать себя сами, не следует содержать за счет общества, и не следует позволять им размножаться. С другой стороны, необходимо ограничить накопление богатств путем спекуляций и прочих непроизводительных видов деятельности – человек может богатеть, только если одновременно приносит выгоду обществу. В-общем, приемлемость любой экономической деятельности – будь то деятельность отдельных лиц, частных предприятий, организаций или правительства – должна определяться тем, полезна она или вредна для общества в целом.

Нам нужна свободная экономика, при которой люди преуспевают или терпят неудачу без вмешательства извне, но которая, однако, предусматривает некоторые ограничения ради общественного блага. Например, производство сигарет или импорт и продажа героина должны быть запрещены, потому что экономическая выгода, занятость и зарплаты рабочих и прибыль владельцев компании всё это не сравнимо с тем вредом, который наносит ее деятельность здоровью общества. Сегодня табачным компаниям разрешено производить и продавать свой товар, несмотря на гигантский вред, который он наносит обществу, только потому, что накопленный капитал позволяет им подкупать систему и влиять на решения правительства. Вот другой пример: допустим, некий производитель в чисто белой стране захотел увеличить свои доходы и перенес производство в цветной регион, где зарплаты рабочих значительно ниже. Это может повлечь разорение его конкурентов, которые нанимают исключительно белых, и в итоге обречь всю отрасль на зависимость от цветной рабочей силы. Если импорт определенных товаров подрывает государственную автономию – его необходимо запретить. Разумеется, это противоречит экономической политике нынешнего правительства, которое стремится глобализовать американскую экономику и фактически подрывает нашу государственную автономию.

Что касается правительства, то любое его начинание – так же, как и экономика – должно оцениваться единственным критерием: насколько это в перспективе полезно для нашего народа, нашей расы. Мы должны навсегда исключить влияние партийных интересов на правительство , когда законы и государственную политику устанавливают люди, которые въехали во власть на невежестве, жадности или страхах избирателей из низших слоев общества; когда политики готовы лгать напропалую, лишь бы пролезть к общественной кормушке, когда наши законы пишут люди, лишенные чувства расовой ответственности, предавшие интересы нашей расы ради узкопартийных интересов. Это не должно повториться никогда.

Мы должны понять, что в эпоху СМИ, когда телевидение оказывает столь сильное влияние на убеждения большей части населения, старая концепция деревенской демократии, которая опиралась на соглашение, принимаемое по итогам свободных прений между ответственными гражданами на открытом для всех сходе, – эта старая концепция более не действенна. Да, она работала в деревнях 200 лет назад, но сегодня на уровне национальном не работает и не может работать. Мы не хотим, чтобы нами управляли безликие хозяева СМИ, пускай даже и не-евреи, которые подотчетны только своей узкой группе и которые формируют общественное мнение в собственных интересах, а не в интересах расы. Те, кто пишет наши законы и определяет социальную политику, должны быть готовы предстать перед народом и держать ответ за свои действия; более того: наделять людей властными полномочиями необходимо исходя из их квалификации, характера и ответственности, а не путем закулисного торга и не через обольщение большинства избирателей в стиле Билла Клинтона. Правительство не должно быть объектом презрительных насмешек, как сегодня, а должно быть уважаемым, почти священным институтом, которым руководят лучшие и способнейшие представители нашего общества, а не самое его отребье.

Повторяю: основное назначение истинно народного правительства в том, чтобы удовлетворять потребности расы, защищать расу от врагов и сделать ее вновь здоровой и сильной. Вот и всё! Правительство не обязано спасать людей от их глупости или слабости и содержать тех, кто не желает или не способен содержать себя сам. Правительство обязано обеспечивать всестороннюю защиту расы и обеспечивать общее руководство расой, формулируя и проводя такой политический курс, который направлен на развитие и процветание расы, и при этом действовать так, чтобы ограничение личной свободы граждан было минимальным.

Однако, повторю, все это пока в будущем. В настоящее время у нас нет средств ни для построения нового общества, ни даже для того, чтобы прекратить разрушение того общества, что мы сегодня имеем. Мы пока не можем создать ни расово-ориентированной системы образования, ни расово-ориентированной экономики, ни расово-ориентированного правительства. Однако мы уже можем обдумывать все эти задачи, планировать их воплощение и вовлекать в это планирование других.

Именно для этого и существует Национальный Альянс: мы вовлекаем людей в размышления о будущем нашего народа, призываем их проникнуться ответственностью за будущее, и приглашаем работать с нами над его воплощением. В настоящее время мы заняты тем, что налаживаем контакты, информируем и побуждаем. Мы привлекаем внимание людей, снабжаем их информацией, которую они не найдут больше нигде, и побуждаем их к действию: они могут либо распространять полученные от нас сведения, либо вступить в наши ряды и помочь нам выполнять нашу работу еще эффективнее.

Это относится и к вам тоже: вступайте в Национальный Альянс, поддержите нас, разделите наш труд, помогите нам стать сильнее и плодотворнее чтобы приблизить тот день, когда мы наконец сможем начать воплощать в жизнь наши планы по построению нового общества, нового мира для нашего народа. От этого зависит буквально всё. Не подведите свой народ. Не подведите сами себя. Проживите жизнь с пользой.

Источник: текст видеофильма America is a Сhanging Сountry by William Pierce, The National Alliance, 2002

Реклама

Добавить комментарий:

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: