О психическом здоровье.

Уильям Пирс

two

ЕСЛИ вы очень давний читатель “Свободной речи”, то знаете, что я почти всегда сосредоточиваюсь на конкретных фактах, на неприятных новостях, на анализе и толковании мировых событий. Я нечасто берусь за абстракции или философские вопросы – но иногда всё же берусь. Надеюсь, вы меня простите, если я это повторю.

Вскоре я перейду к конкретике и фактам, но сначала хочу задать вам один абстрактный вопрос. Когда видишь, что все люди вокруг словно сошли с ума, словно впали в безумие, поневоле задаёшься вопросом: “А может быть, это я безумен, а вовсе не окружающие люди?” Когда поступки и речи других людей кажутся совершенно неразумными, как узнать, кто на самом деле безрассуден – ты или те, другие? Существует ли безусловный критерий, с помощью которого можно это определить?

Приведу конкретный пример. Я многократно, в явной и неявной форме, высказывал убеждение, что чёрные, или негры, или афроамериканцы – называйте их как хотите – от природы уступают белой расе, и, в частности, американцам европейского происхождения, в способностях, которые необходимы для создания и сохранения цивилизации. То есть я утверждаю, что белые – более умные и более творческие люди, чем чёрные.

Однако правительство США, школы, церковь, и особенно подконтрольные средства информации в один голос заявляют, что такого различия между способностями белых и чёрных не существует. Да, есть различие в цвете кожи, но не более того. Между белыми и чёрными нет различий ни в способности к решению задач, ни в способности к творчеству, ни в темпераменте, которые бы давали белым преимущество при создании и сохранении цивилизации. Это официальная догма. Всякий государственный чиновник школьный учитель или священник традиционного исповедания, который решится отрицать эту догму или просто не станет с достаточным рвением её отстаивать, – подвергнется травле со стороны СМИ или своих более корректных коллег [и в итоге лишится своей должности либо места работы].

Так кто же безумен – я или все эти люди в правительстве, школах, церквях и средствах информации? Может быть, я как тот невменяемый бедолага, что расхаживает, засунув руку между пуговицами жилета, и называет себя Наполеоном [, хотя все вокруг смеются: “Да ну, какой Наполеон. Это же Уильям Пирс, сумасшедший.”]?

Или мой случай больше похож на дело одного итальянского учёного, который примерно 400 лет назад заявил, что Земля вращается вокруг Солнца, хотя почти все и в правительстве, и в университетах, и в церкви считали, что, напротив, Солнце вращается вокруг Земли, и утверждать иное значило обнаружить собственное сумасшествие или ересь? Как нам рассудить?

50965499-galileo-telescope

Сумасшедших, считающих себя наполеонами, без сомнения, количественно гораздо больше, чем истинных галилеев. И, откровенно говоря, есть веские основания считать свихнувшимися большинство тех, чей взгляд на мир полностью отличается от общепринятого.

Я не стану сравнивать себя и Галилео Галилея. То был воистину великий творческий гений, – наша раса порождает гениев такого масштаба, возможно, лишь раз в столетие – и, даже не будь этого противостояния властям из-за взглядов на устройство вселенной, он бы все равно прославился в истории. Но из этого дела мы извлечём кое-какие факты, которые помогут нам ответить на первый вопрос сегодняшней повестки, а именно: как рассудить, здоров человек психически или нет.

Во-первых, отметим, что Галилей не был одинок в своих убеждениях. Просто большинство тех, кто разделял его взгляды, благоразумно держали рот на замке, по крайней мере, в Италии. Галилей не был даже автором идеи, которая навлекла на него неприятности. Он лишь ознакомился с теорией Коперника о Солнечной системе и пришёл к выводу, что она гораздо состоятельнее, чем политически корректная модель Птолемея. Кроме того, если бы взгляды Коперника на строение Солнечной системы не противоречили некоторым важным догматам богословия, Галилей не подвергся бы гонениям за поддержку этих взглядов.

Галилей уже был известен множеством открытий, которые поражали воображение современников, но никто не высмеивал его как безумца и не осуждал за нечестивость, потому что его идеи не входили в явное противоречие с религией. Однако теория Коперника содержала именно такое противоречие, и это полностью меняло дело даже в глазах тех, кто относился к религии без особого почтения, но был сильно заинтересован в сохранении существующего положения вещей, а среди таких людей было очень много чиновников и учёных.

Итак, отличие Галилея от несчастных, которые считают себя наполеонами, в том, что никто из окружающих – ни открыто, ни тайно – не разделяет убеждений этих самозваных наполеонов, тогда как взгляды Галилея тайно разделяли многие учёные, хотя и опасались заявить об этом публично.

Ещё одно отличие в том, что, когда некто объявляет себя Наполеоном, это не вызывает в обществе вспышки благочестивого негодования и религиозного фанатизма. Люди смеются, понимая, что самозванец либо шутит, либо спятил, но никто не думает возмущаться по этому поводу. Ни у кого не случается припадка благочестия, как это было в случае с Галилеем.

Надо отметить ещё одну частность касательно Галилея: учёные, которые тайно с ним соглашались, предпочли модель Коперника птолемеевой системе не из религиозных соображений, а потому, что теория Коперника была разумнее и лучше соответствовала фактам, очевидности.

Безумен ли я, если утверждаю, что способности, необходимые для создания цивилизации, у чёрных и белых от природы отличаются и выражены неодинаково, или что-то неладно со всеми теми людьми в правительстве, школах, церквях и средствах информации, которые за это убеждение называют меня сумасшедшим или нечестивцем, иначе говоря – “человеконенавистником”? Как в случае с Галилеем, мое утверждение о расовых различиях не является оригинальным, это не моя концепция. Я лишь рассмотрел факты и доказательства и сделал из них очевидные выводы. К тем же выводам пришёл и целый ряд других людей, учёных и не только, многие из которых, к сожалению, не решаются заявить об этом публично.

У этих двух случаев есть ещё одна схожая черта: вопрос о расовых различиях и расовом равенстве приобрёл сегодня исключительную богословскую значимость. Я, конечно, имею в виду новейшую разновидность богословия, которая вытеснила христианское богословие даже из церкви, – богословие политической корректности. И, как и во времена Галилея, многие люди в правительстве, школах и даже церквях без особого почтения относятся к этому богословию, не верят в него, но сильно заинтересованы в поддержании порядка вещей и потому станут осмеивать и осуждать любого, кто в нём усомнится.

Итак, кто же безумен: я или поборники равенства? Как рассудить?

Лично я подхожу к подобным вопросам так: я взвешиваю факты и доказательства, смотрю на обе группы людей, о которых идёт речь, рассматриваю их характеры и умственные способности, а также изучаю их социальные и исторические характеристики. Но в первую очередь я смотрю на факты.

Я беру в расчёт письменную историю – или отсутствие таковой в чёрных африканских регионах. Беру в расчёт продуктивность деятельности – или отсутствие таковой у чёрных, которые были переселены в другие регионы мира, такие как Америка и страны Карибского бассейна. Я также беру в расчёт свидетельства о преступной деятельности, внебрачном деторождении и злоупотреблении наркотиками. Я беру в расчёт результаты оценки интеллекта и биометрических исследований рас, сохранившиеся с тех пор, когда измерять величину мозга и изучать особенности строения тела ещё не считалось неполиткорректным. И я нахожу отчётливую связь между этими данными. Все они сводятся к следующему: чем ниже интеллект, чем массивнее череп и меньше объем мозга, тем более выражена преступная деятельность и незначителен исторический прогресс. И я прихожу к выводу, что чёрные почти наверняка не способны создать цивилизацию самостоятельно и почти наверняка разрушат любую цивилизацию, созданную другими, если их доля в населении станет очень большой.

tlyjcnm-1074x483

Я также сравниваю свои выводы с выводами других людей. Я отмечаю, что до Второй мировой войны практически все – учёные, чиновники, священники и даже средства информации разделяли выводы, к которым я сам пришёл гораздо позже, спустя много лет после войны. Простые белые люди также придерживались единодушного мнения о неравенстве способностей белых и чёрных, хотя, конечно, полагаться на общественное мнение всегда следует с большой осторожностью.

Но даже и до войны существовали отдельные религиозные фанатики, отдельные ярые поборники равенства, которые отрицали все факты, указывавшие на ущербность чёрных, и утверждали, что отсутствие у них прогресса – это лишь следствие белого гнёта, а их низкие оценки в тестах на интеллект обусловлены только “культурным предубеждением”. Но большинство людей считали этих фанатиков и эгалитаристов не вполне психически нормальными.

Затем, уже после войны евреи, которые держали власть над СМИ, запустили мощнейшую пропагандистскую кампанию с целью убедить всех и каждого, что те фанатики были правы. В 50-е годы, когда телевидение стало доступно всем, хозяева СМИ заполучили невероятно мощное средство для манипуляции общественным мнением, и, когда с помощью телевизионных драм, в которых чёрных представляли благородными, интеллигентными людьми, страдающими от несправедливого отношения, а белых, которые сопротивлялись смешиванию с чёрными, – примитивными, отвратительными ненавистниками, – когда им удалось таким образом переубедить значительное количество людей из наиболее впечатлительной части белой аудитории, политики, церковники и самые честолюбивые учёные осознали, откуда ветер дует, и тоже стали переходить на сторону эгалитаристов.

Кульминация этой послевоенной пропагандистской кампании пришлась на 60-е годы. Именно тогда евреям в средствах информации в тесном сотрудничестве с евреями в университетах удалось перевернуть американское общество с ног на голову. Они потакали наркомании, вседозволенности, гедонизму и бунтарству в среде молодёжи. Они осмеивали все традиционные убеждения и социальные нормы.

Война во Вьетнаме – вернее то, как нерешительно и малодушно правительство вело эту войну – оказалась им очень на руку. Организации вроде Студентов за демократическое общество, Международной партии молодёжи и сотни им подобных, почти все находившиеся под руководством евреев, маршировали по улицам с флагами Вьетконга, жгли американские флаги, захватывали и громили административные офисы университетов, поджигали здания службы подготовки офицеров резерва, взрывали военные объекты США, подстрекали молодёжь призывного возраста жечь повестки и вообще бесчинствовали, как только могли, и всё это – при поддержке и одобрении средств информации. Все это происходило в разгар войны, которая унесёт жизни 58 тысяч молодых американцев, и правительство США не предприняло никаких мер, чтобы остановить массовую государственную измену, охватившую страну. В результате было подорвано доверие почти всего населения. Всё, во что верили люди, было поставлено под сомнение.

Я не стану целиком пересказывать вам историю искусственно устроенных хаоса и трансформации американского общества. Суть в том, что общественным мнением можно манипулировать, а потому оно не является надёжным критерием для различения истины и лжи. Так было во времена Галилея, и так же обстоят дела сегодня. Важно располагать поддержкой общественного мнения ради политических целей, но к истине или лжи оно имеет мало или вовсе никакого отношения.

Однако нам стоит подвергать более тщательному разбору мнения людей у власти – тех, кто внедряет свои пропагандистские установки в средства информации и в учебный материал. Основан ли разворот этих установок на 180 градусов за последние 60 лет на фактах и здравом смысле? Мне приходит много писем с оскорблениями от людей, попавших под влияние этой пропаганды – от людей, которые пишут, что я не в своём уме, потому что не считаю чёрных и белых одинаковыми. И очень часто эти люди, словно попугаи, твердят мне то, чему их научила власть. Я постоянно слышу одни и те же пропагандистские штампы. Например: “Вы чокнутый, раз хотите сохранить белую расу. Никаких чистых рас нет. Если мы заглянем на несколько поколений назад, то найдём предков всех рас у каждого из нас. Нет никакой чистой белой расы, которую можно было бы сохранить”. Подтекст таков, что раз мы уже расово мешаны, то нет ничего дурного в том, чтобы смешиваться и дальше, и не стоит пытаться остановить метисацию. Уже слишком поздно. В этом нет смысла.

Как вам такой встречный довод: “Мыться нет смысла, потому что, как бы тщательно мы ни мылись, на нас всё равно остаются микробы: под ногтями да и в ушах тоже. Давайте перестанем мыться, ведь мы всё равно не сможем быть совершенно чистыми”.

Другой их стандартный довод гласит: “Внутри рас изменчивости больше, чем между ними. Вся концепция отдельных рас бессмысленна”. Проще говоря, этот довод утверждает, что можно найти двух номинально белых людей, которые отличаются друг от друга интеллектом, оттенком кожи и прочими психическими и физическими признаками сильнее, чем, скажем, Колин Пауэлл или какой-нибудь другой окторон, номинально считающийся “чёрным”, отличается от некой группы людей, считающихся “белыми”. И поскольку среди индивидов, номинально принадлежащих к одной расе, этот широкий диапазон признаков превосходит различия между несколькими избранными индивидами, принадлежащими к разным расам, мы должны игнорировать средние различия между расами в целом.

Наверно, этот довод особенно хорошо звучит в наших городских “плавильных котлах” вроде Нью-Йорка, где можно встретить все вообразимые оттенки расового смешения, одни из которых относят к “белым”, а другие к “чёрным”, “азиатам” или “испаноязычным”. Но на самом деле этот довод лишь убеждает нас в необходимости расовой генеральной уборки, чтобы устранить последствия дисгеничного размножения, имевшего место в последние несколько веков. Этот довод не убедит нас, что между шведами и гаитянами нет никакой разницы.

Полезно также получше рассмотреть, что собой представляет наследственная изменчивость. Значительная часть нашей генетики обеспечивает основные жизненные функции организма. Все млекопитающие генетически очень меж собой близки. В организмах всех теплокровных животных есть питаемые кровью клетки, и многие протекающие в них биохимические процессы одинаковы. Значительная часть нашей генетики обеспечивает эти основные функции. Генетическое строение человека и шимпанзе идентично более чем на 90 процентов. В генетике малые различия имеют большое значение.

Можно взглянуть и под другим углом: всем очевидно, что собаки имеют больше общего друг с другом, чем с лошадьми. Однако никто не возьмётся утверждать, будто между пуделем и питбулем нет никаких значимых различий.

pitbull-poodle

Короче говоря, эти пропагандистские штампы поборников равенства ложны. Людям, которые пишут мне оскорбительные письма, это может быть и невдомёк, но ведь хозяева СМИ и учителя, которые подобное проповедуют, лучше владеют логикой, чем широкая публика. Возможно, в их арсенале и есть какие-то здравые доводы, но впечатление такое, что они их скрывают, потому что в доводах, которыми они пользуются публично для обоснования своей точки зрения, прореха на прорехе, – и они об этом знают. И это я также принимаю в расчёт, когда определяю, кто психически здоров, а кто нет.

И, наконец, есть ещё побудительные мотивы. Люди, которые в 1960-е годы перевернули Америку вверх дном, добились этого в союзе с разными группами, которые были недовольны традиционным белым истеблишментом: с феминистками, евреями, гомосексуалистами, чёрными и другими небелыми, а также многими воспитанными в условиях вседозволенности и совершенно испорченными молодыми белыми людьми. Именно из этого союза, сложившегося в 1960-е годы, и появился нынешний новый истеблишмент, истеблишмент, который господствует в правительстве, церкви, университетах – и особенно в средствах массовой информации. Эти люди кровно заинтересованы в увековечении мифов, на которых основан их союз, и главный среди этих мифов – миф о равенстве.

Всё, о чём я сегодня говорил, сводится к одному: не позволяйте себя дурачить. Не позволяйте насаждать вам идеи, которые вы считаете бессмысленными, только потому, что люди, пытающиеся вас одурачить, громко говорят и хорошо организованы. Смотрите на факты. Анализируйте доводы. Выясняйте мотивы тех, кто внушает вам, что вы-де не в своём уме, раз не желаете принять их идеи и политику. Будьте уверены в себе. Когда вы видите, что правительство проводит политику, которая кажется вам безумной, когда вы слышите, что СМИ, церковь и учебные заведения повсюду талдычат одну и ту же партийную установку, вспоминайте о Галилее.

Однажды мы вернём этих больных в их палаты!

Источник: A Question of Sanity by William Pierce, a Dissident Voices broadcast, January 10, 1998

Реклама

1 комментарий

    Trackbacks

    1. eRebus Texts

    Добавить комментарий

    Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

    Логотип WordPress.com

    Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

    Фотография Twitter

    Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

    Фотография Facebook

    Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

    Google+ photo

    Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

    Connecting to %s

    %d такие блоггеры, как: