ТАБУ!

Мэтт Кёль

taboo-banner-1140x410

Следует ли революционному движению во всём опираться на совершенную правдивость – или ему следует снискивать популярность, угождая господствующим предрассудкам и заблуждениям? Должно ли изначально взять за основу совершенную прямоту или же уступки и соглашательство? Эти вопросы в 1995 году в передовице своего печатного органа, “НС бюллетеня”, поднял коммандер “Нового порядка” Мэтт Кёль.

Наше Движение сегодня не очень популярно. Оно непопулярно по той простой причине, что является революционным движением. Будучи таковым, оно не потворствует популярным предрассудкам и невежеству, но бросает вызов самым свято хранимым общественным табу.

Что такое табу? Говоря очень просто, это неписаный общественный запрет, который не позволяет подвергать сомнению или критиковать определённых людей или явления.

Термин происходит от полинезийского слова, означающего “священный”. Среди примитивных племён южных морей священный запрет применяется к определённым людям, вещам и действиям, сообщая им неприкасаемость или не дозволяя их упоминание в речи.

Во всяком обществе – примитивном или развитом – имеются свои табу. Они служат надежными указателями на тех, в чьих руках в данном обществе находится настоящая власть и управление. Можно легко узнать, кто управляет этим обществом, по его табу, задав, например, простой вопрос: Кого и что нельзя критиковать? Кто и что неприкосновенны в этом обществе?

В коммунистическом Китае, например, нельзя критиковать пекинский режим. В Северной Корее нельзя критиковать [Ким Чен Ына] и его приспешников. На Кубе не критикуют Фиделя Кастро. В Иране не высказываются против Высшего руководителя и Исламской революции. В Саудовской Аравии не положено критиковать королевскую семью, а в Кувейте не говорят дурно об эмире. В Бирме неприкосновенной является её военная хунта.

Это табу. В каждом случае оно показывает, кто распоряжается властью.

Но только ли в так называемых тоталитарных или авторитарных государствах есть табу, которые ставят правящую партию или личность выше критики? Или при так называемых демократических режимах также имеются табу?

Кого и что не положено критиковать в старых добрых США, этом источнике либеральной демократии?

Можно ли критиковать Республиканскую партию? А демократов? А либералов и консерваторов? А католиков и протестантов? Как насчёт разных американцев европейского происхождения, например, англосаксов, немцев, ирландцев, французов, голландцев, скандинавов, поляков, прибалтов, не говоря уже в целом о белой расе? Можно ли их критиковать? Конечно, можно. И это говорит нам о том, что ни одна из этих групп не обладает реальной властью.

С другой стороны, существует ли табу на критику чёрных? Есть ли табу на критику вообще всех так называемых меньшинств? Есть ли табу на критику самого понятия расового равенства и привилегий для меньшинств? И здесь тоже ответ нам всем известен.

Как насчёт гомосексуалистов? Табуирована ли критика лесбиянок и содомитов в нынешнем чудесном обществе?

А как обстоят дела с Израилем и так называемым “холокостом”? Позволено ли критиковать этих всеобщих кумиров?

Вообще говоря, последние два составляют общее табу. Что же это за группа, которая стоит выше даже всякого намёка на критику?

Все мы знакомы со словом, начинающимся на “е”, и все знаем, что произносить его следует с величайшим  почтением и уважением и особым, правильным тоном голоса. Более того, большинству добропорядочных граждан внушили к нему такой трепет и благоговение, что они уже неспособны вымолвить самоё это короткое слово – “еврей”. И потому обычно говорят “чудесный человек еврейского происхождения” или “люди еврейских религиозных убеждений”.

Система табу имеет свою иерархию, так сказать, порядок клевания. Даже чёрные, гомики и другие особые меньшинства попадают в беду, если посмеют косо взглянуть на одного из богоизбранных или не сумеют соблюсти это самое священное из всех табу.

Кстати, эта иерархия табу соответствует действительному распределению власти при нынешнем либерально-демократическом режиме в Америке. Схожие взаимоотношения, конечно, существуют и во всех прочих странах мира, являющихся сателлитами сионистской системы.

*     *     *

Все табу, о которых мы до сих пор вели речь, строго запрещают отрицательное отношение к чему-либо или кому-либо. Однако, есть и другой вид табу, которого следует избегать, и эти табу отражают особую ненависть и предубеждение правящих кругов. Человеку надлежит воздерживаться как от всякой критики определённых лиц и явлений, так и от благосклонного или положительного упоминания других лиц и явлений.

Например, совершенно недопустимо даже предположение о том, что расовые различия, возможно, не ограничиваются лишь цветом кожи, как и призывы к улучшению человеческого качества евгеническим путём. Подобный же строгий запрет наложен на выражение белой расовой гордости, включая официальную и неофициальную демонстрацию боевого знамени Старого Юга.

Однако есть одна Идея, которая табуирована даже больше – это национал-социализм.

И есть один символ, который, согласно табу, совершенно недопустим – это Свастика.

Но главное, есть один человек, о котором строжайше запрещено отзываться благосклонно или положительно, самый ненавидимый человек всех времён – это Адольф Гитлер. ЭТО и есть величайшее табу из всех!

Указанные табу в современном нам обществе очерчивают рамки приемлемого публичного общения. Они определяют то, что обычно называют “политической корректностью”, которая в свою очередь служит идеологической поддержкой системе, на которой зиждется весь Старый порядок.

*     *     *

К сожалению, большинство людей в той или иной мере принимают эти общественные табу и подстраиваются под них, и таким образом позволяют собой руководить.

Но как быть нам – противникам этой системы чуждого контроля? Как мы должны на всё это реагировать? Следует ли и нам принять подобные табу? Или какую-то их часть? Давайте спросим себя: можно ли исправить наше положение при помощи соглашательства и оппортунизма?

Вопрос на деле таков: Чего мы хотим? Если Старый порядок нас устраивает, следовательно, нам стоит подстроиться под табу, которые поддерживают эту систему. Если же, с другой стороны, мы стремимся к Новому порядку и подлинным переменам в нашем мире, то нам пристало несколько иное отношение.

Вне нашего Движения есть люди, которые отважились бросить вызов ряду системных табу. Некоторые, например, готовы обсуждать расовый вопрос. Другие охотно критикуют Израиль и сионизм. Третьи зашли настолько далеко, что бичуют само еврейство.

Однако, когда дело доходит до противостояния величайшему табу, они словно впадают в ступор. Им страшно вымолвить доброе слово об Адольфе Гитлере или сделать что-то такое, из-за чего их могут заподозрить в “нацизме”.  Более того, им часто кажется необходимым обезопасить себя каким-нибудь уничижительным и злым высказыванием в адрес Вождя. Разумеется, они оправдывают себя тем, что таким образом смогут принести “больше пользы”.

Больше пользы чему? Величайшее заблуждение, что можно тихой сапой прокрасться во власть и добиться настоящих, прочных перемен, не бросив вызов всем табу, установленным политкорректностью. Иной путь не приведёт совершенно ни к чему.

Даже соглашаясь со всеми и кланяясь каждому, даже достигнув высшего политического положения – чего ты в итоге добьёшься? В твоем распоряжении не окажется достаточной людской поддержки, чтобы осуществить необходимые глубокие перемены. Одним словом, ты просто вольёшься в ту же самую толпу. Вот почему должно бросать вызов всякому системному табу без исключения.

Как отмечалось, величайшее табу относится к Адольфу Гитлеру и его Делу. Враг знает, кто такой Гитлер и что он представляет. Для нашего будущего успеха жизненно важно, чтобы и мы владели этим знанием.

*     *     *

Старый порядок словно карточный домик. Он весь построен на фундаменте лжи и запретов. Стоит лишь удалить главную опору этой величайшей лжи и величайшего табу – и он тут же рухнет.

Мы не сможем сбросить оковы чуждого правления, пока принимаем хоть какие его табу, включая и величайшее из них. С подобными нравственными запретами и нерешительностью невозможно будет совершить революцию и создать лучший мир.

Нет, если мы хотим прийти к Новому порядку, если мы хотим освободиться от нынешней чумы и обрести свободу для воплощения наших заветнейших надежд и мечтаний, для этого есть только один способ: мы должны уничтожить идеологическую опору Старого порядка. Это значит, что мы должны быть готовы отвергнуть политкорректность в любом её виде и обличье. А значит, табу – все до единого – должны сгинуть!

Источник: TABOO! by Matt Koehl, впервые напечатано в NS Bulletin в 4-м квартале 1995 г.

Реклама

1 комментарий

    Trackbacks

    1. eRebus Texts

    Добавить комментарий

    Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

    Логотип WordPress.com

    Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

    Фотография Twitter

    Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

    Фотография Facebook

    Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

    Google+ photo

    Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

    Connecting to %s

    %d такие блоггеры, как: