eRebus

национал-социализм

Внутренний враг.

Колин Джордан

colin-jordan

В СТОЛЕТНЮЮ ГОДОВЩИНУ Адольфа Гитлера необходимо отметить, что его идея подвергается отрицанию и  нападкам не только со стороны враждебных регулярных сил старого порядка, но также, и к не меньшему для него ущербу, со стороны тех, кто принадлежит к той или иной разновидности внутреннего врага. В первую очередь сюда относятся штрассеристы, люди, выдающие себя за националистов или даже национал-социалистов, которые, однако, клевещут на Гитлера в один голос с приверженцами старого порядка и поддерживают вместо него братьев Отто и Грегора Штрассеров и Эрнста Рёма, которых Гитлеру пришлось удалить из партии за их изменническую подрывную деятельность.

Во-вторых, есть такие, кто, на каждом шагу поминая имя Гитлера, на каждом же шагу неверным пониманием и искажением его идеи вредят ей, потому что их причастность к ней используется затем внешним врагом.

К этой категории мы относим “голливудских нацистов”: иными словами, всех тех, кто использует национал-социализм не более как политическое развлечение и питает страсть к его внешним атрибутам, пытаясь таким образом скомпенсировать дефекты своей недоразвитости – они рядятся в униформу, присваивают сами себе звания и совершают никчёмные эгоцентричные выходки.

Сюда также следует отнести тех, кто, совершенно не понимая сути национал-социализма, ни в малейшей мере не воспринимает и не соблюдает столь важные его аспекты, как дисциплина, порядок и субординация; кого приятно будоражит причастность к нему из-за того, что враг насадил всеобщее искажённое представление о нём, как о чем-то печально знаменитом своей жестокостью, и кто тем самым даёт в руки врагу доказательство того, что это искажённое представление соответствует действительности.

Эти последние – беспросветные болваны, чья подлинная цель не более чем детское хулиганство, которое они обильно украшают свастиками, железными крестами и сопровождают нарочитыми гитлеровскими приветствиями во время футбольных матчей.

В этот столетний юбилей мы твёрдо заявляем, что в наших рядах нет места подобным человеческим отбросам. Кроме того, мы утверждаем, что в национал-социализме, столь необыкновенно чутком к гармонии, красоте, здоровью и силе, не может быть никакого места “року”, этому дегенеративному треску африканских джунглей, к которому пристрастились как упомянутые хулиганы, так и другие мнимые национал-социалисты, и на который, да будет им известно, Гитлер, можно сказать с  уверенностью, наложил бы запрет. Скинхедам стоит себе это уяснить, если они рассчитывают когда-нибудь перерасти свою категорию.

Возвратимся к братьям Штрассер: они проявили себя скорее как национал-коммунисты, чем подлинные национал-социалисты, своими нападками на частное владение собственностью (хотя манифест НСДАП поддерживал это право) в пользу владения государственным имуществом по доверенности (usufruct) – которое предлагалось Отто Штрассером в “Структуре немецкого социализма”[1] (1931 г.) – и одобрением классовой борьбы в интересах пролетариата. Ещё в 1925 году Грегор Штрассер, выступая с речью в Рейхстаге, призывал к “экономической революции, предусматривающей национализацию экономики”. 21 мая 1930 года Отто Штрассер встречался с Гитлером и требовал от него “настоящего социализма” и прекращения выпадов в адрес Советской России. Гитлер отвечал: “То, что вы понимаете под социализмом, есть не что иное как марксизм”.

На следующий день обсуждение возобновилось, и Отто Штрассер потребовал национализации промышленности, на что Гитлер ответил: “Демократия обратила мир в руины, но вы, тем не менее, хотите распространить её на сферу экономики. Это будет конец германской экономики” (“Кто финансировал Гитлера”[2], Джеймс и Сюзан Пул, Dial Press, Нью-Йорк, 1978; стр. 241-42).

Если бы вышло так, как хотели Штрассеры, национал-социализм никогда бы не пришёл к власти, поскольку они подорвали бы его привлекательность, отпугнув необходимую людскую поддержку. Никто в здравом уме не вообразит, что эти люди, окажись они на месте Гитлера, смогли бы успешно завоевать и удержать сердца нации. Оба Штрассера ограничивались заботой об одной лишь экономической стороне дела и обходили вниманием иные его аспекты, такие как расовый. Этот изъян, который отягощался тем, что они извращали экономическую политику Партии, означал, что они всегда были парой кукушат в чужом гнезде.

Национал-социализм в его верном понимании никогда не был простым сочетанием обычного социализма с националистической приправой, то есть ещё одной чисто материалистической доктриной.

Из национал-социалистической концепции фолька со всей определённостью вытекает прочное убеждение, что расовое родство оправдывает и предписывает радикальную социальную справедливость, а отсюда и убеждение, – подкреплённое Принципом вождя, опять же вытекающим из расового убеждения – что частная собственность и частное предпринимательство должны подчиняться национальному регулированию и надзору, чтобы обеспечить справедливое распределение их производительной эффективности и её соответствие национальным требованиям; но национал-социализм никогда не рассматривал идею о национализации собственности как единственное и необходимое средство адекватной социальной справедливости, как не был он готов мириться с анархической несправедливостью либерального капитализма как единственным способом и необходимым средством для сохранения частного владения и предпринимательства.

Он всегда стоял за примирение, а не за конфликт частных и корпоративных интересов. Однако, наряду с экономическими воззрениями, национал-социализм всегда содержал много большее, и в самую первую очередь расовый взгляд на мир, с которым согласовывались его взгляды на экономику.

Отто Штрассер вышел из НСДАП в 1930 году и встал в оппозицию Гитлеру. В 1931 году он стоял за берлинским мятежом СА, – многие члены которого прежде были коммунистами – который возглавил оберфюрер СА по Берлину капитан Вальтер Штеннес. Отто Штрассер был советником Штеннеса и поддерживал его выступление. Джеймс и Сюзан Пул в книге, на которую мы ссылались ранее, пришли к выводу (стр. 378), что “факты говорят о том, что Штеннеса финансировали несколько крупных промышленников, которые преследовали цель уничтожить нацистов”.

Сам Отто Штрассер в своей книге “Бегство от террора”[3] признаёт, что основную финансовую поддержку Штеннесу предоставил еврейский мультимиллионер, стальной и угольный магнат Отто Вольф.

Деньги также поступали от крупного промышленника Германа Бухера. Немедленно и лично вмешавшись в ситуацию, Гитлер быстро вывел подавляющее большинство членов СА из-под руководства Штеннеса и Штрассера.

2016-12-22_230127

Когда Гитлер в 1933 году пришёл к власти, Отто Штрассер перебрался сначала в Австрию, где продолжил антигитлеровскую кампанию, а затем в Чехословакию. Еврей Макс Кахен, глава Немецкого движения сопротивления Гитлеру, в своей книге “Люди против Гитлера”[4] (Jarrolds, Лондон, стр. 140-42) пишет, что, будучи в 1935 году в Праге, он вместе с Отто Штрассером и другими принимал участие в конференции, итогом которой стал план по объединённому противодействию Гитлеру, и что впоследствии он виделся со Штрассером по меньшей мере раз в неделю.

Газета “Мировое еврейство” от 28 августа 1936 года напечатала следующее сообщение своего пражского корреспондента:

“Известный соперник г-на Гитлера Отто Штрассер … опубликовал воззвание к еврейским эмигрантам из Германии, призвав их вступать в недавно созданную организацию немецких евреев под руководством г-на Россхайма… По его мнению, проблема евреев в Германии может быть решена их ассимиляцией …”.

В 1938 году Отто Штрассер перебрался в Швейцарию, а оттуда во Францию. Британский посол в Берлине в письме от 18 июля 1939 года, адресованном министру иностранных дел Британии, писал: “Так много людей, наподобие Отто Штрассера и прочих, с неистовым упорством стремятся подтолкнуть нас к войне с Германией”.

По свидетельству У. Дж. Уэста из его книги “Преданная правда”[5] (Duckworth, Лондон, 1987), в ноябре 1939 года, во время покушения с подрывом бомбы в Бюргербройкеллере, которое должно было убить Гитлера, но не удалось, – и которое, как утверждали власти Германии, было спланировано Британской секретной службой, каналом которой был Отто Штрассер – Отто был тесно связан с британскими властями через посредника в лице сэра Роберта Ванситарта (постоянного заместителя главы МИД, а позже главного дипломатического советника правительства), который в октябре 1939 года отрекомендовал министру иностранных дел Отто Штрассера и Германа Раушнинга (ещё одного предателя, на совести которого насквозь лживая книга “Говорит Гитлер”[6], развенчанная швейцарским историком Вольфгангом Хэнелем). Примечательно, что после неудавшегося покушения Ванситарт настроился против Штрассера, и это явно говорит о том, что репутация последнего зависела от успешного выполнения задания (У. Дж. Уэст, стр. 155).

Друг и сторонник Отто Штрассера писатель Дуглас Рид рассказывает в книге “Оттавский пленник”[7] (Jonathan Cape, Лондон, 1953 стр. 172-75), как тот, находясь во Франции вскоре после начала войны, строил козни против Германии сообща с евреем Жоржем Манделем, бывшим в то время министром внутренних дел в правительстве Рейно. После капитуляции Франции этот бродячий изменник перебрался в Португалию, откуда британцы помогли ему в 1940 году переехать в Канаду, где он вновь взялся за свою грязную работу.

Материалы Отто Штрассера были изданы книгой под заголовком “Der Führer”[8] за авторством “Конрада Хайдена”, которая вместе с вышеупомянутым собранием лжи Раушнинга использовалась Международным военным трибуналом в Нюрнберге при составлении обвинительного приговора, по которому немецкое руководство варварски, путём медленного удушения, предали смерти.

Материалы Штрассера использовал и доктор Уильям Лэнгер, о чём он пишет в книге “Взгляды Адольфа Гитлера”[9] (Seeker & Warburg, Лондон, 1972), в целях военной пропаганды, которую ему поручила состряпать американская контора грязных происков, известная как Управление стратегических служб.

Помимо помощи, которую разносчик фекалий Штрассер предоставил Лэнгеру, он преподнёс публике и порцию нечистот собственного приготовления под заголовком “Гангстеры в окружении Гитлера”[10] (W.H. Allen, Лондон, не датирована, но на британских книжных прилавках появилась в середине войны). Для этой мерзкой книжонки типичны басни вроде той, где утверждается, что для Гитлера “сняли на плёнку казнь за шпионаж двух титулованных дам из британского Военного министерства… когда Гитлер не может уснуть, он приказывает показывать ему этот фильм снова и снова, сидя в одиночестве в подвале, где расположен его личный кинотеатр” (стр. 43). Всеми забытый, Отто Штрассер умер в 1974 году в Мюнхене.

Его брат Грегор оставался в партии Гитлера до 1932 года, пока его разрушительные интриги не дошли до критической точки. Джеймс и Сюзан Пул в книге “Кто финансировал Гитлера” (стр. 382) показывают, что осенью того года еврей Пауль Сильверберг, очень богатый промышленник, тайно снабжал деньгами Грегора Штрассера, который, как и его брат, выдавая себя за непримиримого противника крупного бизнеса, вовсе не гнушался продавать ему свои услуги.

Еврейский промышленный магнат Отто Вольф, который, как мы уже упоминали, в 1931 году оплатил заговор Отто Штрассера и Вальтера Штеннеса, в следующем году открыл свой кошелёк для Грегора. “Как и Сильверберг, Вольф щедро жертвовал Штрассеру …” (стр. 452). Когда в декабре 1932 года генерал Курт фон Шлейхер стал канцлером, то немедленно предложил пост вице-канцлера Грегору Штрассеру, вместе с которым замышлял развалить партию Гитлера. После чего Гитлер объявил его изменником, и ему пришлось выйти из партии. На этом, однако, его подрывная деятельность не закончилась. Спустя два года он принял участие в заговоре Рёма, за что и был казнён.

Эрнст Рём, в 1934 году возглавлявший СА, сходился со Штрассерами в политических взглядах и настаивал на дальнейшей революции в военной сфере, желая возвысить штурмовиков до уровня армии, наподобие того, как Штрассеры намеревались отдать промышленность под общественное управление.

Если бы Рём добился своего, то последующее потрясение для страны, бразды правления которой Гитлеру только-только удалось взять, скорее всего, привело бы к краху национал-социализма.

В то время в СА насчитывалось два миллиона членов, и под водительством Рёма – который заносился всё больше – организация ускользала из рук Гитлера. Верный партии командир СА Виктор Лютце донёс до Рудольфа Гесса свидетельства очевидцев о планах Рёма свергнуть Гитлера и осуществить вторую революцию (Дэвид Ирвинг, “Гесс: Пропавшие годы»”[11], Macmillan, Лондон, 1987, стр. 22).

Также и личный пилот Гитлера Ганс Баур в своей книге “Гитлер рядом со мной”[12] (Eichler Publishing Corp., США, 1986, стр. 79) вспоминает, что Гитлер рассказывал ему, что итальянскому послу в Париже стало известно о том, что Рём планирует восстание и уже вступил в переговоры с французами, которые уверили его, что не станут вмешиваться, а также о том, что Рём уже составил полные списки членов нового правительства.

Итальянский посол уведомил об этом германского посла во Франции, а тот в свою очередь известил Гитлера, который после мучительных раздумий был вынужден отдать приказ об аресте и казни Рёма и других главных соучастников заговора, и такими немедленными и по необходимости радикальными мерами предотвратил гораздо большее кровопролитие и хаос гражданской войны.

Нынешние штрассеристы, сторонники предателей Грегора и Отто и случайного попутчика Эрнста Рёма, обвиняют Гитлера в том, что он сделался проводником интересов крупного бизнеса и тем самым изменил идее и своим последователям. Определяющее значение в этой связи имеет не то, принимал ли Гитлер столь жизненно необходимые денежные средства от крупного бизнеса или от кого-то ещё, а то, позволял ли он себе ради этих денег, каков бы ни был их источник, отступаться от идеи, в которую верил и за которую боролся – и ответом на этот вопрос по результатам всякого добросовестного исследования будет твёрдое “нет!” Какие бы надежды ни возлагали жертвователи на Гитлера, он не продавался и, какой бы крупной ни была сумма, всегда оставался хозяином положения.

Один из главных авторитетных источников по вопросу финансирования НСДАП – это книга, на которую мы здесь постоянно ссылаемся: “Кто финансировал Гитлера” Джеймса и Сюзан Пул. В 1923 году предприниматель Фриц Тиссен предположительно передал 100 тысяч марок золотом генералу Людендорфу, который служил каналом связи с разными организациями, и часть этих денег могла дойти до НСДАП.

Промышленник Эрнст фон Борзиг, по-видимому, жертвовал в пользу НСДАП в самом начале её пути, но не намного больше, чем в пользу консервативных партий. Лишь в 1927 году Гитлер обрёл ещё одного сторонника среди крупных предпринимателей, Эмиля Кирдорфа, который стал привлекать некоторую финансовую помощь от других людей.

“В течение всего периода процветания [партии], Гитлер получал сравнительно мало пожертвований от крупных бизнесменов” (стр. 155). В 1928 Гесс встретился с Тиссеном, который помог ему получить заём. Летом 1931 года Рурладе (группа промышленников) по рекомендации Тиссена выдала НСДАП маленькую сумму. Сообщалось, что Детердинг из Ройял Датч Шелл жертвовал и ссуживал Гитлеру крупные суммы.

В том же году Гитлер выступил с речью в Промышленном клубе Дюссельдорфа, и позже Тиссен предположительно написал, что в результате этой встречи НСДАП получила крупные пожертвования. Мы говорим “предположительно”, потому что, как вскоре будет видно, записи Тиссена выглядят весьма подозрительно.

Пулы утверждают, что приток денег для финансирования избирательной кампании, возможно, и был достаточным, но потоком его не назовёшь (стр. 355). По их оценкам, пожертвования промышленников в пользу НСДАП в 1930-32 гг. составили не более 600 тысяч марок. Они упоминают о содействии кёльнского банкира барона Курта фон Шрёдера, но не в виде денежных выплат, а лишь в том, что он помогал НСДАП получать подписанные счета. В целом они приходят к заключению, что “крупный бизнес не был главным источником доходов партии” (стр. 385).

Отто Дитрих, пресс-секретарь НСДАП, в исправленном издании мемуаров (1955) пишет, что на собрании Промышленного клуба Дюссельдорфа в 1931 году незначительные суммы взимались при входе, и никаких крупных пожертвований не последовало.

Ещё один весьма авторитетный специалист, Генри Эшби Тёрнер, в книге “Крупный немецкий бизнес и возвышение Гитлера”[13] (Oxford University Press, Нью-Йорк, 1985) развенчивает представление о зависимости Гитлера от крупного бизнеса – которое целиком опирается на записи, приписываемые Тиссену – и показывает, насколько незначительно крупный бизнес на самом деле посодействовал успеху Гитлера; его пожертвования никогда не играли ключевой роли, и почти все деньги НСДАП давали членские взносы, беспроцентные займы и плата за вход на собрания.

Известный экономист Питер Друкер в книге “Конец экономического человека”[14] (Лондон, 1939) подтверждает этот вывод на странице 105: “Что касается нацистской партии, есть достаточные основания полагать, что по меньшей мере три четверти её средств, даже после 1930 года, составлялись из еженедельных взносов … и из входной платы, взимаемой на массовых собраниях …”

Значительно менее достоверный источник, который, однако, очень любят и рекламируют современные британские штрассеристы, представляет собой книга Энтони Саттона “Уолл-стрит и большевицкая революция”[15] (Bloomfield Books, Садбери, Великобритания, 1976).

Пропитанная упоённой политической пристрастностью, она выглядит совершенно неубедительной даже как простой обзор пожертвований большого бизнеса, поспособствовавших приходу Гитлера к власти, и лишена всяких доказательств того, что, принимая эти пожертвования, Гитлер обнаружил хотя бы малейшую продажность и позволил сбить себя с пути; а без таких доказательств за ним нельзя признать никакой вины, но только здравый смысл, поскольку он умел привлечь необходимые денежные средства, не идя на уступки.

Антигитлеровский фронт очень ценит книгу “Я платил Гитлеру”, приписываемую Фрицу Тиссену, однако в 1948 году Тиссен опроверг свою причастность к её авторству, заявив, что это работа Эмери Ревеша, который опубликовал её без разрешения и гонорара. Ревеш – еврей, отец которого некогда носил фамилию Раббиц – был нью-йоркским издателем, управлявшим машиной антигитлеровской пропаганды, который выступал литературным агентом Уинстона Черчилля и на совести которого фальшивая книга Германа Раушнинга “Говорит Гитлер”, где Раушнинг утверждает, что беседовал с Гитлером с глазу на глаз более сотни раз, и последний полностью открыл ему свои взгляды и планы, включая создание всемирной империи, хотя на деле этот лжец встречался с Гитлером лишь четыре или пять раз, и эти встречи никогда не были наедине и никогда не были продолжительными.

Помимо идиотских заявлений о том, что Гитлер-де был платным лакеем крупного бизнеса, штрассеристы стараются подкрепить свою клевету столь же идиотской байкой о якобы еврейском происхождении Гитлера.

Небезызвестный Дуглас Рид, свихнувшийся приверженец подлого Отто Штрассера, даже доводит этот вздор до предположения, что Гитлер был сатанинским орудием, которому изначально была назначена задача сбить патриотические силы с верного пути и уничтожить их.

Утка о том, что “Гитлер был евреем” существует в двух главных версиях, так что выбирайте на вкус! Одна из них утверждает, что бабка Гитлера по отцу однажды работала прислугой в доме венского барона Ротшильда, где и была им соблазнена. Её первоисточником является не что иное, как книга “Я платил Гитлеру”, которую, как мы только что видели, написал еврей Ревеш, мошеннически приписав её авторство Фрицу Тиссену.

Вторая версия объявляет соблазнителем еврея по фамилии Франкенбергер, а местом действия – особняк последнего в Граце. Утверждают, что эта бессовестная ложь запечатлена в мемуарах высокопоставленного национал-социалистского чиновника Ганса Франка, которые он якобы написал, находясь в плену у Союзников незадолго до того, как они повесили его в Нюрнберге в конце войны, то есть когда они вполне могли (как это бывало в иных случаях) направлять его руку перед тем, как накинуть пеньковый галстук на его шею.

Колин Кросс в книге “Адольф Гитлер”[16] (Hodder & Stoughton, Лондон, 1973) отмечает, что в указанное время в иудейской общине Граца не было никого по фамилии Франкенбергер (стр. 18); а Иоахим Фест[17] в книге “Гитлер” (Weidenfeld &Nicolson, Лондон, 1974) пишет: “Недавние научные работы ещё больше пошатнули достоверность этого заявления, так что вся эта идея едва ли сможет пережить серьёзное исследование” (стр. 15).

Однако самозваные “политические солдаты” Ненормального Фарса, в который нынче превратился Национальный Фронт, которые никогда не знают и явно никогда не узнают, на что в мирное и военное время было готово огромное множество мужчин и женщин Германии, чтобы поддержать в лице Адольфа Гитлера олицетворение своих идеалов, продолжают извергать зловонную клевету в его адрес, пытаясь представить фальшивым карликом по сравнению с собой, однако тем самым эти ничтожные клопы всего лишь обнаруживают собственное незрелое и гнусное шарлатанство.

Источник: The Enemy Within by Colin Jordan, 1989

Подробнее о штрассеризме читайте здесь.

Примечания:

[1] Оtto Strasser, The Structure of German Socialism

[2] James & Suzanne Pool, Who Financed Hitler

[3] Otto Strasser, Flight from Terror

[4] Fritz Max Cahen, Men Against Hitler

[5] W.J. West, The Truth Betrayed

[6] Hermann Rauschning, Hitler Speaks

[7] Douglas Reed, Prisoner of Ottawa

[8] Konrad Heiden, Der hrer

[9] William C. Langer, The Mind of Adolf Hitler

[10] Otto Strasser, The Gangsters Around Hitler

[11] David Irving, Hess: The Missing Years

[12] Hans Baur, Hitler at my Side

[13] Henry Ashby Turner, German Big Business and the Rise of Hitler

[14] Peter Drucker, The End of Economic Man

[15] Antony C. Sutton, Wall Street and the Rise of Hitler

[16] Colin Cross, Adolf Hitler

[17] Joachim C. Fest, Hitler

Реклама

1 комментарий

  1. Ярополк

    Благодарствую

    Нравится

Добавить комментарий:

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: