eRebus

национал-социализм

КТО МЫ. №2.

Уильям Пирс

00-skulls

Эволюционная цель Природы – высшее сознание.
Неандертальский человек – расовый гибрид или адаптация?

В ПРОШЛОМ МЕСЯЦЕ мы проследили родословную нашей расы на протяжении примерно 15 миллиардов лет эволюционного развития, начиная со времён однородного Космоса, каким он был сразу после Начала, до раннего плейстоцена. Плейстоцен, эпоха глубоких и постоянных климатических изменений, которые сильно ускорили темп эволюции в умеренных поясах земли, начался около 3,5 миллионов лет назад и привел к двум важным эволюционным событиям, которые мы рассмотрим в этой серии: переходу протоевропейских популяций от Homo erectus к Homo sapiens и разделению европейской расы на подрасы, которые существуют сегодня.

Однако чтобы проследить ещё одно важное событие – начало разделения дочеловеческих эволюционных линий, которое привело к появлению основных современных рас – нам придётся заглянуть несколько дальше, в далёкую и малознакомую эпоху плиоцена. (В этой серии мы во избежание путаницы будем в целом избегать профессиональных терминов палеонтологов и геологов вроде “плиоцен”, “миоцен”, “олигоцен” и прочих и постараемся представлять хронологию простым способом, указывая, где только возможно, абсолютный геологический возраст, а не названия разных эр, периодов и эпох, которые именуются по характерным для них геологическим отложениям. Многие более ранние труды по этой теме приводят датировки, которые существенно отличаются от датировок в более современных работах из-за прежних ошибок и неточностей при определении абсолютного возраста разных геологических отложений. Например, начало эпохи плейстоцена, который в переводе с древнегреческого значит просто “самый новый”, прежде относили примерно на один миллион лет назад и лишь недавно распространили ещё на 2,5 миллиона лет. Эпоха плиоцена, что значит “более новый”, завершается плейстоценом, а начинается 12 миллионов лет назад).

Древность рас

Современное состояние нашего знания не позволяет нам с какой-либо определённостью установить то древнейшее время, когда между прародителями множества ныне живущих человеческих подрас не было никаких расовых различий. Однако нам известно, что расовые различия существовали ещё до появления Homo sapiens, то есть разделение на разные современные расы началось на дочеловеческом этапе развития.

Даже древнейшие из найденных ископаемых останков H. erectus можно отнести к разным расовым категориям, то есть доевропеоидов, домонголоидов и т.д. Чёткие расовые различия, предвещавшие появление ныне живущих рас, были свойственны даже австралопитековым, от которых произошёл H. erectus.

Расовую родословную становится очень сложно проследить, когда мы заглядываем в прошлое более чем на 3 миллиона лет, а в настоящее время представляется наиболее вероятным, что для того, чтобы отыскать общего предка всех современных подрас Н. sapiens, нам придётся перенестись в эпоху позднего плиоцена, то есть на 4 или 5 миллионов лет назад.

Обособленное развитие

Итак, эволюция от недочеловека к человеку шла по нескольким отдельным линиям, и каждая линия пересекла этот эволюционный рубеж порознь и в разное время. Глубокие физические и психические различия, которые сегодня наблюдаются между разными человеческими расами, например, между белыми и чёрными, накапливаются уже в течение нескольких миллионов лет (нескольких сотен тысяч поколений) и, в меньшей степени, присутствовали между дочеловеческими предшественниками этих рас.

Обособленное развитие рас в течение плейстоцена – давно установленный факт, но уравнительные предубеждения долгое время ослепляли многих людей, предпочитавших верить, что расовым различиям лишь несколько тысяч лет. И до сих пор хватает шарлатанов, пропагандирующих “мутовочную” теорию человеческой эволюции, которая утверждает, что все современные расы недавно отпочковались от верхушки единственной линии человеческого развития. Они думают, что смогут преуменьшить расовые различия, преуменьшив их древность.

Поэтому имеет смысл бегло взглянуть на вещественные свидетельства, подтверждающие большую древность расовых различий, прежде чем мы почти целиком сосредоточим внимание на собственной линии развития.

Вещественные свидетельства

Первым ископаемым образцом H. erectus был череп, найденный на о. Ява в 1891 году. Позже было установлено, что существо, которому принадлежал череп, жило примерно 700 тысяч лет назад. Оно стало известно как Яванский человек.

01-javaman

Яванский человек.

В 1960 годы палеонтологи начали раскопки доисторического местонахождения близ венгерской деревни Вертешсёлёш, в 50 километрах от Будапешта. Там были найдены два хорошо сохранившихся черепа, возраст которых оценили примерно в 700 тысяч лет.В 1929 году был обнаружен ещё один череп H. erectus, на этот раз в китайском Чжоукоудяне, близ Пекина. Его обладатель, Пекинский человек, жил также около 700 тысяч лет назад.

Хотя черепа яванского, пекинского и вертешсёлёшского людей примерно одного возраста, они заметно отличаются во многих отношениях. Например, черепной объём яванского человека составлял 850 см3, тогда как пекинского – 1150 см3, что на треть больше. А череп вертешсёлёшского человека имел объём 1475 см3, то есть практически такой же, как у современного европейца, и больший, чем у современных негров и австралийских аборигенов.

Яванский, пекинский и вертешсёлёшский люди отличались друг от друга зубами, чертами лица и формой черепного свода. Индивидуальные особенности, которые обнаруживают эти останки, можно связать с особенностями, различающими некоторые современные расы.

Приведём всего один пример: останки пекинского человека имеют особенность строения зубов, которая известна как лопатовидность и проявляется в характерной деформации резцов. Та же особенность присутствует у большинства ныне живущих монголоидов, но чрезвычайно редко встречается у представителей других современных рас.

Теория подтверждается

Таким образом, палеонтологи сумели установить, что яванский человек был предшественником ныне живущих австралоидов (австралийских аборигенов), пекинский человек – древним, дочеловеческим предком современных китайцев и родственных им монголоидных народов, а вертешсёлёшский – прародителем современных европейцев.

Множество других останков, часть которых либо древнее, либо современнее вышеупомянутых, потверждают эту теорию. Карлтон Кун в своём монументальном труде “Происхождение рас” последовательно разгромил уравнительную, “мутовочную” теорию человеческой эволюции. Доктор Кун сумел проследить раздельные эволюционные линии европейцев, австралоидов, негров, монголоидов и капоидов (бушменов) до среднего плейстоцена, хотя в его абсолютную временную шкалу позднее были внесены поправки.

Важная роль зимы

При изучении наборов ископаемых останков, относящихся к эволюционной родословной разных рас, поражают явные различия в темпах их развития. Как правило, те расы, что развивались в умеренных поясах земли, эволюционировали быстрее рас, обитавших в тропиках.

Причиной тому, во-первых, гораздо более резкие сезонные изменения в умеренных поясах, нежели в тропиках; а во-вторых, намного более глубокие изменения климата, которые происходили в умеренных поясах на всём протяжении эпохи плейстоцена при многократном наступлении и отступлении мощных покровных льдов.

Оба типа изменений значительно усиливали естественный отбор: сезонные изменения требовали дальновидности и находчивости при подготовке к зиме, а изменения климата уничтожали те формы жизни, которые не могли приспособиться к длительным переменам температуры и влажности.

Итак, ископаемые останки любой эпохи указывают на то, что европейским и монголоидным линиям умеренных поясов свойственна более высокая степень развития, чем негроидным и австралоидным линиям тропиков.

Какой путь ведёт вверх?

Поразмыслим немного о значении слов “более высокая” сетепень развития. Люди естественно склоняются к мнению, что человек эволюционно более развит, чем современные человекообразные обезьяны; приматы более высокоразиты, чем прочие млекопитающие; млекопитающие более развиты, чем рыбы, и так далее. Такой взгляд может несколько сбивать с толку.

02-man-chimp

После разделения предковых линий человека и обезьян, произошедшего около 25 миллионов лет назад, обе они развивались в течение совершенно одинакового времени и обе подверглись существенным изменениям. Однако эти изменения шли в разных направлениях: линия обезьян лучше приспособилась к одному образу жизни, а человеческая линия – к другому. Чем же обосновано наше мнение, что эволюция человека более устремлена “вверх”, чем эволюция обезьян?

Определяем критерий

В поисках ответа на этот вопрос мы должны отметить, что совершенно справедливо утверждать о более высоком эволюционном развитии определённого вида сравнительно с другим, если рассматривается некоторый конкретный признак. То есть если мы произвольно выберем любой признак, – будь то объём черепа, величина зубов, степень прогнатизма (выступания вперёд нижней части лица) или любой другой – который со временем изменяется в двух или более предковых эволюционных линиях, то увидим направление изменений с течением времени; если затем мы выберем из этих двух линий современных друг другу особей, то узнаем, у какой из этих линий определённый признак в означенное время сильнее эволюционировал.

Выбрав затем какой-нибудь другой признак, мы можем обнаружить, что в означенное время линия, которая опережает своего современника в развиии первого признака, может отставать от него в развитии второго. Так, в настоящее время очевидно, что у человекообразных обезьян лучше развиты конечности, а у человека – мозг; а также что негры лучшие спринтеры, а белые лучшие мыслители.

Говорить о высоком или низком эволюционном развитии имеет смысл, лишь если речь идёт о конкретном признаке и направлении изменений, которое мы определяем как “восходящее”. Признак, который мы с этой целью всегда будем иметь в виду, – это сознание, а направление изменений – это направление Космоса как целого, то есть его стремление к всё более развитым состояниям сознания.

Недочеловек и высший человек

Итак, с нашей точки зрения, мы можем справедливо утверждать, что человеческая линия эволюции после отделения 25 миллионов лет назад от линии человекообразных обезьян была главным образом направлена вверх. У нас есть основания считать древние породы человекоподобных существ с развитым слабее нашего сознанием недочеловеками, и столь же обоснованно мы можем считать новые породы с более высокоразвитым сознанием высшими людьми.

На том же основании мы можем определить меру развитости современных человеческих рас.

Однако чтобы установить степень развитости ископаемых видов, нам необходимо выбрать поддающиеся измерению признаки, которые связаны с уровнем сознания. Из подобных признаков учитываются такие, как величина мозга, форма черепного свода, величина зубов и отношение величины мозга к величине зубов.

Значение величины мозга очевидно. Однако и три другие признака также связаны с направлением развития, которое ведёт от черепов с маленьким мозгом и крупной челюстью к черепам с крупным мозгом и сравнительно небольшими челюстью и зубами. В ходе этого развития значение нижней части лица, отвечающей за кусание и приём пищи, постепенно снижается, и нарастает важность черепного свода, этого вместилища сознания. Таким образом, одновременно с увеличением объёма мозга уменьшаются зубы и убывает прогнатизм.

03-brain-capacity

Полезно применять в качестве критериев все эти признаки, потому что ископаемые черепа часто неполны или сильно повреждены. Иногда, как в случае с гейдельбергским человеком, находят лишь челюсти и зубы, и оценить степень эволюционного развития на основании одной только величины мозга не представляется возможным.

Для определения степени эволюционного развития, помимо характеристик самих ископаемых останков, учитываются и культурные свидетельства: качество и разнообразие орудий, найденных рядом с останками, наличие или отсутствие признаков, указывающих на пользование огнём и так далее.

Первые люди

Прослеживая на протяжении плейстоцена линии развития некоторых рас, мы обнаруживаем, что они достигают разных эволюционных ступеней в разное время. Одна небезынтересная ступень была достигнута на переходном рубеже от эректуса к сапиенсу.

Вертешсёшёльский человек пересёк этот рубеж еще 700 тысяч лет назад. Домонголоиды миновали его приблизительно 150 тысяч лет назад. А предки современных негров преодолели его менее 30 тысяч лет назад.

Самые древние на сегодняшний день останки гоминид на территории Европы были обнаружены в 1907 году близ немецкой деревни Мауэр, в 10 километрах к юго-востоку от Гейдельберга, и представляют собой массивную нижнюю челюсть с зубами. Возраст этой челюсти, принадлежавшей существу, названному гейдельбергским человеком, составляет 900 тысяч лет.

Рядом с немногочисленными останками гейдельбергского человека не было найдено никаких древних изделий, поэтому сколько-нибудь определённо оценить степень его эволюционного развития не представляется возможным, хотя считается общепринятым, что это был представитель развитого Homo erectus, вероятно даже переходного звена от эректуса к сапиенсу.

Европейская эволюционная линия

Возвращаясь к Европе: мы можем ориентировочно проследить европейскую линию на протяжении трёх четвёртей миллиона лет эволюции, уже после перехода от эректуса к сапиенсу. К линии, происходящей (с эволюционной точки зрения вернее сказать “восходящей”) от вертешсёлёшского человека относятся образцы из английского Суонскома и немецкого Штайнхайма возрастом около 500 тысяч лет. Кроме них по всей Европе найдены ископаемые останки возрастом примерно 150 тысяч лет: во французской пещере Фонтешвад, на римской окраине Саккопасторе, в немецком Эрингсдорфе, словакском Гановце и хорватской Крапине.

Неандерталец и кроманьонец

Примерно 100 тысяч лет назад, когда в Европе наступил чрезвычайно холодный период мощного оледенения, там возникла разновидность Homo sapiens, которая в некоторых отношениях отличалась от более ранних и более поздних популяций. Эту разновидность называют неандертальским человеком, в честь речной долины в Германии, где в 1856 году впервые были раскопаны его останки.

Более прогнатическое лицо неандертальца, его мощные надбровные дуги и прочие черты скелетного строения считаются более примитивными, чем у его прямых предшественников. Но его мозг был не только крупнее, чем у предшественников, но даже крупнее мозга современных европейцев.

04-cromag-neander

Черепа неандертальца (слева) и кроманьонца (справа), найдены во Франции.

После вертешсёлёшского человекаОколо 30 тысяч лет назад популяции неандертальцев уступили место разновидности человека, который во всех существенных отношениях может считаться нашим современником. У него не было прогнатизма и тяжелых надбровий неандертальца, но мозг был столь же крупным – на 80 см3 больше мозга сегодняшних белых. Его назвали кроманьонским человеком в честь пещеры во французском департаменте Дордонь, где в 1868 году учёные откопали его останки.

Судя по физическим характеристикам ископаемых останков, эволюционное развитие европейцев за последние три четверти миллиона лет не претерпело впечатляющих изменений. У самых ранних представителей сапиенса, найденных в Вертешсёлёше, объём мозга по сути уже был равен современному, хотя спустя 600 тысяч лет неандертальский мозг был больше на 100 см3.

С учётом только объёма мозга, имеются основания полагать, что вскоре после перехода от эректуса к сапиенсу скорость его эволюции замедлилась. Например, у современных монголоидов мозг такой же крупный, как и у современных европейцев (1500 см3), но у их предков он был существенно меньшего объёма, чем у наших. Мы совершили переход от эректуса к сапиенсу на 600 тысяч лет раньше, но с тех пор они нас догнали. У негров и австралийских аборигенов, которые едва пересекли этот рубеж, объём мозга, естественно, всё ещё меньше нашего (1350 и 1300 см3 соответственно).

Культурные свидетельства

Развитие мозга выражается не только в увеличении его объёма. Сравнив, например, строение мозга современных белых и современных негров, мы заметим различия в их морфологии: у белых более высокоразвитые лобные доли, увеличенная извилинами и бороздами кора мозговых полушарий и более обширные ассоциативные зоны.

Подобные сравнения, разумеется, нельзя непосредственно проводить с ископаемыми останками, так как сохранилась лишь кость. Однако кое-какие зацепки у нас есть. На внутренней поверхности нескольких хорошо сохранившихся черепов различим рельефный оттиск отдельных мозговых артерий, и эти рисунки можно отнести к примитивным либо развитым. Такие свидетельства пока слишком немногочисленны и мало о чём могут нам поведать.

05-endocranium

Эндокран архаичного сапиенса из Восточного Судана, 133 тыс. лет.

Неандертальский вопросЧтобы тщательнее проследить развитие сознания у европейцев, мы должны, помимо изучения скелетных останков, обратиться к культурным свидетельствам. Мы начнём рассматривать эту тему в следующей статье нашей серии.

Поскольку неандерталец не вполне вписывается в представление о непрерывной и однонаправленной эволюции от ранних европейских популяций к более поздним, палентологи предлагают различные объяснения по поводу его появления в Европе 100 тысяч лет назад и исчезновения 30 тысяч лет назад. Лишь два из этих объяснений сегодня серьёзно обсуждаются.

Первое предполагает, что неандерталец эволюционировал из предковой европейской популяции в результате крайне жёсткого естественного отбора во время первого вюрмского оледенения и развил свои самобытные черты, приспосабливаясь к чрезвычайно холодному климату, который преобладал в этот период. Затем, с наступлением более тёплого периода, его прежние черты восстановились, и европейская популяция вернулась к эволюционному пути, которым следовала во время рисс-вюрмского межледниковья.

Второе объяснение допускает, что неандерталец – это плод межрасового смешения европейцев и монголоидов. Некоторыми чертами неандертальцы весьма напоминают современных им монголоидов. Так как монголоиды уже были хорошо приспособлены к холодной погоде, примесь их генов могла дать расово смешанной популяции временное преимущество для выживания. Как и в первом объяснении, когда климат сделался позже более умеренным, восстановилась чисто европейская генетика.

Предстоит ещё покопать

Какое из этих объяснений верно – и верно ли вообще – можно установить только после того, как палеонтологи соберут и тщательно проанализируют новые ископаемые свидетельства.

Помимо неандертальского вопроса, есть задачи, которые требуют ещё большего приложения сил: необходимо найти несколько недостающих звеньев между гейдельбергским и вертешсёлёшским людьми, а затем заполнить пробел между гейдельбергским человеком и олдувайскими австралопитеками. Новые свидетельства появляются почти ежегодно, но предстоит ещё очень немало покопать вглубь европейского прошлого, прежде чем наше знание о самих себе станет полным.

Источник: Who We Are by William Pierce, 1978-82

Реклама

2 комментария

  1. Паша

    Здравствуйте! Я тоже перевожу книгу У.Пирса «Кто мы», вы планируете её издавать после перевода?

    Нравится

    • Здравствуйте. Нет, издавать не планируем, и, возможно, переводить книжку целиком не будем. Желаем Вам удачи в вашем предприятии.

      Нравится

Добавить комментарий:

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: