Гитлеровская вера: её первое столетие.

Джеймс Хартинг

HITLERISM

Я перечитал и изучил [“Мою борьбу”] внимательнее. Медленно, мало-помалу, до меня стало доходить. Я осознал, что национал-социализм, это иконоборческое мировоззрение Адольфа Гитлера, представляет собой учение о научном, расовом идеализме, что по сути это новая “религия” нашего времени.

Джордж Линкольн Роквелл, “На сей раз – весь мир”.

Введение

Уже давно общепризнанно, что Адольф Гитлер не был просто очередным немецким политиком, а созданное им национал-социалистическое движение являлось чем-то большим, чем очередная преходящая политическая фракция или партия. Это признают даже его злейшие враги. С течением времени выросло понимание того, что Гитлер по сути был религиозной фигурой первого порядка. Сегодня можно справедливо сказать, что из пепла второй мировой войны возникло новое духовное вероучение: Гитлеровская вера.

Начало

Гитлеровская вера впервые проявилась в первом десятилетии 20 века в австрийской Вене. Адольф Гитлер с другом Августом Кубичеком побывали в театре на опере Рихарда Вагнера “Риенци”. Оба подростка вообще ценили оперу, а вагнеровскую оперу особенно, однако на этот раз представление произвело на Гитлера необыкновенно воодушевляющее воздействие.

По окончании оперы они с Кубичеком поднялись на вершину Фрайнберга, горы, с которой открывался вид на город. Там, под звездами, он произнёс поразительные слова. Кубичек пишет:

“Я не могу повторить каждое слово, произнесенное моим другом. Меня поразило нечто необычное, чего я раньше не замечал, даже когда он разговаривал со мной в моменты величайшего возбуждения. Было такое чувство, будто его второе «я» заговорило изнутри и взволновало его так же, как и меня. И это был не тот случай, когда говорящего увлекают его же собственные слова. Напротив, я, скорее, чувствовал, будто он сам с удивлением и душевным волнением слушает то, что вырывается из него с первобытной силой. Не буду пытаться толковать это явление, но это было состояние абсолютного экстаза и исступленного восторга… Как по волшебству, он заставил появиться грандиозные, вдохновляющие картины собственного будущего и будущего его народа”[1].

В разговоре с невесткой композитора Винифред Вагнер в 1939 году Гитлер отозвался о том событии: “В тот час всё и началось”.

Но за этим замечательным прозрением не последовало тогда ничего особенного. Хотя другие люди, с которыми Гитлер в последующие годы лично общался, замечали в нём что-то необычное и сверхъестественное, лишь с началом политической карьеры он привлёк к себе круг личных последователей, которые разглядели в нём совершенно уникальную и харизматичную личность. Именно в это время появилось знаменитое национал-социалистическое приветствие Heil Hitler!. Слово heil не просто немецкий аналог английского приветствия hail, оно несёт дополнительный религиозный или духовный подтекст. Так, родственное ему слово heilige означает “святой”. Гитлера стали называть Führer, что обозначает не просто “предводителя” в общем смысле этого слова, а именно того, кто ведёт в определённом направлении. Это слово также имеет религиозную окраску, поскольку христиане применяют его в церковном значении “пастырь”.

Сначала медленно, но с растущей популярностью, стало распространяться представление, что личность Гитлера обладает духовным измерением, в силу которого он превосходит обычных политических лидеров. Его творение, национал-социалистическое мировоззрение, также считалось особенным. Заместитель Гитлера Рудольф Гесс отмечал: чтобы быть национал-социалистом, “необходимо иметь склонность к духовному”.

Необыкновенную ауру, которую излучал Гитлер, одним из первых заметил народный писатель и журналист Дитрих Эккарт. В ноябре 1923 года, имея в виду неудавшееся национал-социалистическое восстание в Мюнхене, он заявил: “Что бы ни случилось, я верю в Адольфа Гитлера: над его головой звезда”.

После прихода Гитлера к власти в 1933 году ему самому и его миссии стали всё чаще давать религиозное определение. Вскоре в таком тоне говорили даже те, кто не входил в национал-социалистическое движение. Вот что написал в своём репортаже журналист газеты “Нью-Йорк Таймс”, присутствовавший на нюрнбергском съезде НСДАП 1935 года, после того как послушал обращение Гитлера к своим последователям:

“Этим вечером мы, по-видимому, стали ссидетелями зарождения новой германской религии, в которой Богом является непобедимая немецкая нация, а его современным пророком – Адольф Гитлер, если судить по обычаям и высказываниям нацистской партии. Тяготение к такой религиозной концепции явствует из событий сегодняшнего дня”.

В 1936 году основатель аналитической психологии Карл Густав Юнг опубликовал своё эпохальное эссе “Вотан”, в котором подверг психологическому анализу “новое оязычивание” Германии. Юнг выдвинул тезис о том, что [в стране] пробуждается архетип исконного германского бога Вотана. Однако попутно он предлагал и альтернативное объяснение: дело в “обожествлении” Гитлера, “которое уже произошло в действительности”. Из рассуждений Юнга следует, что отношение к Гитлеру как к божественной личности неизбежно или, по крайней мере, ожидаемо.

Религиозный характер национал-социализма был очевиден некоторым сторонникам Движения даже в далекой Америке. Питер Штаренберг, глава крошечной Американской национал-социалистической партии утверждал: “Моя религия – национал-социализм. Христианство – это чушь”.

Появление национал-социализма в роли новой германской религии, средоточием которой была личность Адольфа Гитлера, не всем пришлось по душе. Благочестивых христиан, в частности, такое развитие событий повергало в ужас. Но их сопротивление зарождающейся Гитлеровской вере получило существенную поддержку из мощного источника – от самого Адольфа Гитлера.

Гитлер о Гитлеровской вере

Гитлеру было известно о тенденции толковать его личность и национал-социализм скорее в религиозном, чем в политическом ключе. При случае, как публично, так и в частных беседах, он прямо высказывал своё отношение к ней – оно было отрицательным.

На нюрнбергском съезде 1938 года он чётко заявил:

“Национал-социализм – это хладнокровное учение о реальности; он четко отражает научное знание и его выражение в мышлении. Поскольку мы привлекли к этому учению сердца нашего народа, мы не хотим заполнять людские умы мистикой, которая не относится к целям и задачам этого учения. Национал-социализм не культовое движение, не движение поклонения; это исключительно национальное политическое учение, основанное на расовых принципах. Оно предназначено не для какого-либо мистического культа, но только для заботы о народе и для руководства народом, определяемым общей кровной связью. Поэтому у нас нет комнат для поклонения, а есть только залы для народа – нет открытых мест для поклонения, а есть места для собраний и шествий …

Мы не позволим мистически настроенным оккультистам, страстно увлечённым исследованием тайн потустороннего мира, проникнуть в наше Движение. Эти люди не национал-социалисты, а кто-то еще – во всяком случае, они не имеют к нам никакого отношения… Мы поклоняемся исключительно взращиванию естественного, тому, что в силу своей естественности выражает Божью волю. Наше смирение означает безоговорочное подчинение божественным законам бытия, насколько они нам известны: именно им мы выражаем свое уважение”.

Следует отметить, что, даже отрицая религиозную направленность национал-социализма, Гитлер ссылается на божественную власть.

14 октября 1941 года Гитлер вновь выразил эту мысль в частной беседе со своим ближайшим окружением:

“Движение вроде нашего не должно позволять вовлекать себя в метафизические экскурсы. Оно должно придерживаться духа точной науки. Назначение партии не в том, чтобы подделываться под религию… Мне бы особенно не хотелось, чтобы наше Движение приобретало религиозный характер и устанавливало какую-либо разновидность поклонения. Это повергло бы меня в ужас, и я бы пожелал не родиться вовсе, чем оказаться в шкуре будды”.

На первый взгляд, подобные заявления из уст самого Гитлера вроде бы решают дело, указывая на то, что национал-социализм это не религия. Однако послевоенные поборники Гитлеровской веры неколебимы в своих убеждениях, потому что вопрос этот более сложный и тонкий, чем кажется поначалу.

Доводы гитлеристов

Приверженцам Гитлеровской веры ещё предстоит всесторонне и тщательно рассмотреть этот вопрос. Однако на ум приходят три возможных объяснения:

  1. Гитлер выражал своё истинное убеждение, когда отвергал религиозную направленность национал-социализма, и не преследовал никакой скрытой цели;
  2. Гитлер сам не догадывался о религиозной значимости и духовной глубине своей жизни и миссии; и
  3. Гитлер понимал, что закладывает основание новой религии, которая у арийских народов со временем заменит христианство, но считал, что публичная проповедь этой новой веры преждевременна и что появится она только у будущих поколений.

Сегодня гитлеристы отвергают первое из указанных выше предположений как поверхностное и ошибочное толкование намерений Гитлера. Если рассматривать его “антирелигиозные” заявления отдельно от его остальной жизни и работы, то они кажутся правдоподобными и даже убедительными. Однако если брать их в широком контексте того, что он говорил, писал и делал, становится ясно, что не всё столь однозначно.

Что касается второго предположения, то было бы поразительно, если бы человек такого ума и таких энциклопедических познаний в истории и религии совершенно не видел всего значения своей деятельности. В то, что Гитлер был настолько наивен и не сознавал исторических сил, которые привёл в движение, просто невозможно поверить. Даже то, что он считал необходимым вообще поднимать этот вопрос, говорит о том, что он знал о начавшейся у немцев духовной переориентации.

Кроме того, с самого начала своей политической карьеры Гитлер сознательно использовал религиозный язык и образы, когда говорил о себе и о национал-социализме. Так, в самом первом предложении “Моей борьбы” Гитлер заявляет, что место его рождения было предназначено свыше. Также и в других местах:

“Грехи против крови и расы являются самыми страшными грехами на этом свете. Нация, которая предается этим грехам, обречена” (I:10).

“Мы знаем только одно священное право человека, являющееся в то же время его священной обязанностью: человек должен неусыпно заботиться о том, чтобы кровь его осталась чистой” (II:2).

“Разве не Божья воля наделила людей их обликом, сущностью и способностями? Кто разрушает дело Божие, тот ополчается против Божьего творения и Божьей воли” (II:10).

“Защищаясь от еврейства, я борюсь за дело Божие” (I:2).

Из “Моей борьбы” можно привести бесчисленное множество и других примеров, включая, по крайней мере, одну короткую нехристианскую молитву за авторством Гитлера:

“Господь всевышний, благослови наше оружие, окажи ту справедливость, которую ты всегда оказывал! Суди сам, заслуживаем ли мы теперь свободы. Господь Бог, ниспошли благословение нашей борьбе!”

Подумайте и над тем, как Гитлер решился предстать в знаменитом документальном фильме о Нюрнбергском съезде 1934 года, “Триумф воли”: в начале фильма Гитлер словно божество спускается с облаков, приветствуемый ликующей толпой поклонников. На протяжении всего фильма он пребывает в героической отчуждённости, в отдалении от простых людей и над ними.

К чему ещё может привести такое последовательное обращение к религиозным словам и образам, а тем более религиозное восприятие субъекта? Мог ли Гитлер не знать, что делает? Вряд ли это возможно!

Иоганн Вольфганг фон Гёте отмечает в “Письмах из Италии, 1786-1788”: “Подумать только, что героическое изображение человека делает его богоравным!” Это верно, и насколько же вернее, когда изображаемый уже является выдающейся и уникальной личностью!

Самым вероятным объяснением, скорее всего, будет третье: Гитлер вполне понимал религиозное, духовное значение национал-социализма и основную роль, которую играл сам, но чувствовал, что время для открытой проповеди национал-социализма в качестве соперничающего с христианством вероучения и будущей его замены пока не подошло.

И правда, подавляющее большинство населения гитлеровской Германии считало себя христианами. Официальное учреждение национал-социалистической “церкви” разрушило бы широкую поддержку, которую оказывали Гитлеру и его движению простые немцы. Это бы свело на нет все усилия по созданию национал-социалистического государства. Утрата поддержки со стороны христиан, особенно после начала Войны, обернулась бы катастрофой.

А вот что он заметил 14 октября 1941 года:

“Я всегда держал Партию в стороне от религиозных вопросов. Тем самым я не давал моим сторонникам из католиков и протестантов объединиться в противоборствующие группировки… Так что несвоевременно рваться на борьбу с церквями. Христианству лучше умереть естественной смертью. В медленной смерти есть что-то утешительное. Христианская догма изживёт себя с успехами науки. Религии придётся идти на всё большие уступки. Постепенно мифы разрушатся… Мы позаботимся о том, чтобы церкви не могли распространять учения, противоречащие интересам [национал-социалистического] государства. Мы станем проповедовать учение национал-социализма, и молодёжь больше не будут учить ничему, кроме правды”.

Так что, несмотря на критические высказывания Гитлера, Гитлеровская вера продолжала расти и сохранилась после его смерти. Возможно, сохранению этой веры в небольшой степени поспособствовали слова, которые, как считают, Фюрер произнёс в последние дни своей жизни: “Необходимо, чтобы я умер за свой народ, но мой дух восстанет из могилы, и мир узнает, что я был прав!”

Гитлеровская вера в послевоенное время

Когда немецких национал-социалистов массово убивали, а сама Германия оказалась под игом жестокой иудо-капиталистическо-большевицкой оккупации, неудивительно, что Гитлеровская вера после Войны возродилась (или, если хотите, продолжилась) за переделами Рейха.

Первым её проявлением стала публикация англичанином Джеймсом Ларратттом Баттерсби в 1952 году небольшой по объёму “Священной Книги Адольфа Гитлера”. С её страниц он впервые открыто заявил, что национал-социализм – это религия, а не политическое движение, и что сам Адольф Гитлер был силой Провидения. Предпоследний параграф гласит:

“Гитлер был избран Богом для уникальных задач: он был пророком перерождения человека в новом облике. Через него мир воистину обрёл Новый порядок, сочетавший Церковь и Государство, духовное и материальное, союзом, объединяющим все религии в Человеческое Братство под Божьим Водительством”.

К несчастью, Баттерсби погиб в загадочной автомобильной аварии[2] вскоре после публикации книги, и его работа не увенчалась чем-либо значимым.

Однако одновременно с Баттерсби свою миссию начал другой, более плодовитый приверженец Гитлеровской веры. Максимиани Портас была родом из англо-греческой семьи. Она восхищалась индуизмом и изучала его, а писала под именем Савитри Деви. С конца 1940-х годов она в одиночку, почти без всякой сторонней помощи, пыталась возродить Гитлеровскую веру после поражения Германии и распространить эту веру по всему арийскому миру. Хотя её организаторская работа оказалась почти безрезультатной, она написала ряд книг, пропагандируя свои убеждения. С помощью этих книг она сумела распространить Гитлеровскую веру в национал-социалистических и близких к национал-социализму кругах англоязычного мира и тем самым существенно поспособствовала сохранению и росту новой религии.

Из написанных ею работ о Гитлеризме выделяются четыре наиболее важных:

  1. “Вызов” (1951);
  2. “Золото в горниле” (1952);
  3. “Молния и Солнце” (1958);
  4. “Паломничество” (1958).[3]

Савитри считала, что арийское язычество делится на восточное вероучение, представленное индуизмом, и на западное, которое некогда было истреблено христианством. Национал-социализм – это возрождение западного арийского язычества. Концептуально объединяя Восток и Запад, она видела в Адольфе Гитлере девятую аватару индуистского бога Вишну. Её главный труд – “Молния и Солнце”. Это самая читаемая, издаваемая и влиятельная из её книг. Хотя немногие нацонал-социалисты целиком разделяют анализ и толкование Савитри Деви, её труд тем не менее сыграл жизненно важную роль в распространении Гитлеровской веры среди новых поколений верующих.

Ещё одним арийским мистиком и сторонником Гитлеровской веры был чилийский дипломат и писатель Мигель Серрано, чей главный труд называется “Адольф Гитлер: последняя Аватара”.

Как явствует из эпиграфа к настоящему эссе, у американского НС-деятеля и лидера Линкольна Роквелла было, по сути, религиозное понимание национал-социализма. его Его решительное заявление об убеждениях, озаглавленное “Национал-социалистическое мировоззрение”, гласит в своём седьмом и последнем пункте:

“Мы верим, что Адольф Гитлер был даром неисповедимого Провидения миру, стоящему на грани еврейско-большевицкой катастрофы, и что только пламенный дух этого героического человека способен наделить нас силой, чтобы восстать под тяжким ярмом гонений и ненависти и возродить на нашей планете сияние идеализма, прочный мир, международный порядок и общественную справедливость для всех”.

И всё же Роквелл, как прежде Гитлер, избегал религиозной направленности Движения и сосредоточивался исключительно на его расово-политических аспектах. Создать официальную организацию на основе Гитлеровской веры выпало преемнику Роквелла Мэтту Кёлю.

“Новый Порядок”

После того как 25 августа 1967 был убит коммандер Американской нацистской партии Джордж Линкольн Роквелл, его заместитель Мэтт Кёль принял на себя руководство партией, которую Роквелл за несколько месяцев до смерти переименовал в “Национал-социалистическую партию Белых людей” [НСПБЛ]. Кёль, как и Роквелл до него, считал национал-социализм более религией, нежели политикой. Первые шестнадцать лет своего пребывания в должности коммандера Кёль шёл по стопам Роквелла. Однако мало-помалу он стал придавать НСПБЛ религиозную направленность.

В 1982 году Кёль опубликовал своё переломное эссе “Гитлеризм: вера будущего”, в котором изложил основную концепцию религии, посвящённой личности и учению Адольфа Гитлера. Эта работа с тех пор стала основным манифестом всемирной Гитлеровской веры, незаменимым для понимания нового вероучения.

Позже, первого января 1984 года, Кёль окончательно отошёл от роквелловского (и гитлеровского) политического определения национал-социализма. Он распустил НСПБЛ и реорганизовал её в “Новый Порядок” (The New Order), который преподносит себя как духовную альтернативу для ариев.

Новый Порядок – это первая попытка создать организацию на основе Гитлеровской веры и систематически разработать её теологию. Прежде последователи этой Веры были разрозненны, исповедуя её либо в одиночку, либо будучи разбросанными по многочисленным политически ориентированным НС-группам.

Концепция новой веры, предложенная Кёлем, монотеистична, тогда как его предшественница Савитри Деви симпатизировала (и это по меньшей мере) политеистическому подходу. Но Гитлеровский монотеизм Кёля имеет мало общего с монотеизмом трёх крупных семитических религий – иудаизма, христианства и ислама. Его отличие от последних можно выразить так: “Бог истинный, а не еврейский”.

Религиозное поклонение как таковое не является целью Нового Порядка. Его долгосрочная цель – создание нового арийского народа, “Народа Гитлера” [Гитлерфолька], в который войдут арии всех национальностей, которые полностью прониклись мировоззрением Гитлера и видят в нём образец нового арийского человека.

Воплощая эту долгосрочную задачу в жизнь, Новый Порядок исследует возможности живого гитлеровского сообщества, которое напоминает концепцию “Маленькой Европы первопроходцев” (the Pioneer Little Europe), к которой тяготеют некоторые участники Стормфронта.

Сегодня Гитлеровской вере чуть больше ста лет, эта религия ещё молода, но подаёт большие надежды на будущее. Она здесь навсегда – и выступает как постоянная духовная альтернатива для окружённого и притесняемого арийского человечества.

Источник: The Hitler Faith by James Harting, 2012

[1] Цит. по Август Кубичек, “Фюрер, каким его не знал никто”, М., Центрполиграф, 2009 г. Пер. Л.А. Карповой

[2] Англоязычная Википедия отмечает, что Баттерсби покончил с собой, бросившись в лопасти мерсийского парома. Перед этим он отослал в газету заметку следующего содержания: “Мой труд здесь завершён. Я следую за Фюрером к славе и вечности. Жертвы арийских мучеников делают нашу всемирную победу неизбежной. Хайль Гитлер”.

[3] Defiance; Gold in the Furnace; The Lightning and the Sun; Pilgrimage

Реклама

1 комментарий

    Trackbacks

    1. eRebus Texts

    Добавить комментарий

    Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

    Логотип WordPress.com

    Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

    Фотография Twitter

    Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

    Фотография Facebook

    Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

    Google+ photo

    Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

    Connecting to %s

    %d такие блоггеры, как: