eRebus

национал-социализм

Он сыграл в эту игру.

Мэтт Кёль

pretty boys

ЛЕТОМ 1945 года молодой лейтенант ВМФ США побывал в горной резиденции Адольфа Гитлера и на Кельштайне, больше известном как “Орлиное гнездо”, близ Берхтесгадена. Вот что он впоследствии сказал о человеке, на которого клевещут и которого порочат больше всех остальных людей в истории:

“Посетив эти два места, легко понимаешь, что через несколько лет ненависть, которая сегодня окружает Гитлера, сменится осознанием, что он был одним из самых значительных людей, когда-либо живших на земле… Тайна, которая окружала его при жизни и сопутствовала его смерти, будет жить и шириться после него. В нём было то, что даёт начало легендам” (“Прелюдия к лидерству: европейский дневник Джона Ф. Кеннеди, лето 1945 г.”[1]).

Это были слова Джона Фитцджеральда Кеннеди, сказанные им после посещения этих двух святых мест. Он чётко осознал, что Гитлер на самом деле был значительной исторической, даже сверхисторической, личностью, заслуживающей уважения и наивысшего восхищения.

Однако очарование Кеннеди личностью Гитлера возникло раньше. Во вводной части к “Европейскому дневнику” ныне покойный журналист Хью Сайди рассказывает, что один из друзей Кеннеди, который в юности путешествовал с ним по Европе, отмечал: “Кеннеди был очарован Гитлером и Гитлерюгендом, молодёжью, имевшей цель в отчаявшемся мире”.

Тех, кто знаком с Джозефом П. Кеннеди, довоенным американским послом в Великобритании, уволенным с должности президентом Рузвельтом за его дружелюбное отношение к Германии, это совсем не удивит.

В частной беседе, состоявшейся в 1956 году у него дома в Палм-Бич во Флориде, с Вестом Хукером (с которым были знаком и Линкольн Роквелл, и автор этого очерка) Кеннеди-старший и не думал скрывать своих чувств. Он сказал, что сочувствовал Гитлеру. И заявил, что “мы” [то есть все неевреи] проиграли Вторую мировую, а евреи её выиграли.

Он продолжал: “Я сделал всё, что мог ради борьбы с еврейской властью в нашей стране. Я пытался остановить [Вторую мировую войну], но не сумел. Я заработал, сколько мне было надо, и теперь передаю все свои знания сыновьям”.

Он выбрал приспособленчество

Кеннеди добавил: “С ‘проигравшим’ мне не по пути. Я примкнул к ‘победителю’. И буду сотрудничать с евреями. Я сейчас учу мальчиков всем премудростям, и они будут работать с евреями. Я добьюсь, чтобы Джек [т.е. Джон Кеннеди] стал первым ирландским католиком на посту президента Соединённых Штатов, и если для этого надо сотрудничать с евреями, то так и будет”.

(Эта необычная встреча описана в книге Майкла Коллинза Пайпера “Исповедь антисемита”[2]).

Бывший посол последовал поговорке “не можешь победить – примкни” и включился в эту игру. Будучи очень честолюбивым человеком, сделавшим карьеру соревнуясь и побеждая, он считал главной целью американское президентство.

Кеннеди хотел, чтобы президентом стал его старший сын Джо. Но когда тот погиб на Второй мировой войне, Джозеф-старший решил добиться президентства для своего второго по старшинству сына, Джека.

И добился. Они с сыном сыграли в эту игру.

Источник: He Played the Game by Matt Koehl, 2013

[1] Prelude to Leadership: The European Diary of John F. Kennedy, Summer 1945, p. 74

[2] Michael Collins Piper, The Confessions of an Anti-Semite, Washington, D.C. Seward Square, 2011, pp. 408-409.

Реклама

2 комментария

  1. Ragnar

    Какой же он наивный, этот Мэтт Кёль 😉

    Нравится

    • Игорь

      Наивный здесь не Мэтт Кёль, а понадеявшиеся выиграть по чужим правилам.

      Нравится

Добавить комментарий:

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: