Национал-социализм – народное движение.

Савитри Деви

post-41666-0-46468900-1460411221_thumb

ЕСЛИ БЫ потребовалось в одном предложении дать определение цели и духу национал-социализма, а также его важнейшему вкладу в возрождение человечества, то следовало бы сказать, что он утвердил представление о естественной и потому вечной аристократии крови и личного достоинства, вопреки представлению об искусственной аристократии класса и капитала; что он выступает за учрежденную свыше человеческую иерархию, против всех ложных преград, установленных человеком. Ибо в этом и есть смысл учения о расе и личности, этих “двух столпах, поддерживающих всё строение” национал-социалистического вельтаншаунга.

Собственно говоря, национальной государственности без расовой однородности не бывает. Многорасовая страна не является и никогда не сможет стать нацией в нашем понимании этого слова. Называть её нацией может быть удобным, если есть нужда внушить всему населению иллюзию единства ради какой-либо определённой практической цели (например, ради объединения разных рас против сил, с которыми сам объединитель имеет веские причины воевать). Но неизменным будет факт, что это чувство единства так и останется иллюзией, пока население состоит из разных рас.

В расово однородной нации – подлинной нации – всякая классовая идея, основана ли она на приобретенной знатности, на состоятельности или на учёности, искусственна и антинациональна. Она лишь препятствует стихийному чувству расовой солидарности, на котором зиждется здоровая национальная государственность, ибо “гордиться своим народом мы можем лишь тогда, когда у нас нет причин стыдиться ни за одно из наших сословий” [МБ, II:2]. Следовательно, национал-социализм, эта самая аристократичная из всех политических философий, предстаёт на практике, по крайней мере, в любой однородно арийской стране, как философия преимущественно народного движения, ратуя за права рабочего и крестьянина в той же мере, что и коммунизм, а на деле в мере гораздо большей.

Большинству коммунистов арийской крови было бы очень полезно, прежде чем безрассудно оскорблять Фюрера и воевать с нами, ознакомиться с тем, что Фюрер сделал в Германии для возвышения физического труда, для благоденствия и счастливой жизни рабочего люда. Им было бы полезно знать, что немецкий заводской рабочий, шахтёр, механик, машинист являлся, в целом, и до сих пор является лучшим национал-социалистом, чем врач, юрист или университетский профессор. Как мне однажды сказала одна иностранная работница, которой посчастливилось пожить в Германии до войны, именно простые люди – а не “буржуазия” и не самозваная “интеллигенция” – “вскидывали правые руки наиболее стихийно, наиболее искренне. Что до капиталистов – те всегда относились к Гитлеру с подозрительностью, а то и с явной враждебностью”.

Дело в том, что для того, чтобы понять глубину и философскую состоятельность национал-социализма, чтобы постичь его вечную ценность, необходимо обладать более широкой и более живой культурой, а также более способным к синтезу разумом и большей чуткостью к красоте, чем те, которыми в большинстве случаев обладает обычный врач, юрист или профессор, не говоря уже о капиталисте. Однако с другой стороны, нет необходимости постигать глубины национал-социализма для того, чтобы любить Адольфа Гитлера. Необходимо лишь ощутить силу его любви. Именно её и ощущали простые люди Германии. Для них он был – и остаётся – благодетелем, другом, спасителем; единственным человеком за столетия, который на самом деле любил их больше самого себя, больше кого-либо и чего-либо, и который сделал для них то, что способна сделать только любовь (сопряжённая с гением). Большинство “интеллектуалов” не были достаточно живы, не были инстинктивно, стихийно чутки к жизненным силам в достаточной мере, чтобы ощутить то же самое. (Те немногие, которые такими были и остаются, несмотря на свою принадлежность к “интеллектуалам”, являются лучшими последователями Фюрера). Что касается капиталистов, те своим острым инстинктом бывалых, практичных людей почуяли, что триумф национал-социализма положит конец их могуществу, их классу, их миропорядку, навечно и гораздо неотвратимее, гораздо полнее, чем когда-либо смог бы это сделать даже триумф коммунизма.

Сила национал-социализма в его притягательности для лучших арийских мужчин и женщин как в Германии, так и за её пределами, и в его власти над немецкими народными массами. Первой он обязан личности Гитлера и собственной объективной ценности – и теоретической, и практической – как учения. Второй он обязан личности Гитлера и процветанию и счастью, в которых немецкий народ жил при его режиме и о которых он не забыл; тому факту, что, благодаря его несгибаемой решимости, великолепная программа, которую он явил миру 24 февраля 1920 года, была выполнена полностью – в отличие от гораздо менее радикальных и гораздо менее возвышенных программ столь многих политиков.

Источник: Gold in the Furnace by Savitri Devi, 1952

Реклама

1 комментарий

    Trackbacks

    1. eRebus Texts

    Добавить комментарий

    Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

    Логотип WordPress.com

    Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

    Фотография Twitter

    Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

    Фотография Facebook

    Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

    Google+ photo

    Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

    Connecting to %s

    %d такие блоггеры, как: