eRebus

национал-социализм

История американского национал-социализма. Часть I: 1926-1936 гг.

Мартин Керр

GAB madison square garden 1939

Съезд Германо-американского бунда в Мэдисон-сквер-гарден, Нью-Йорк, 1939 г.

Введение

Для того, чтобы наметить для американского национал-социализма путь в будущее, мы должны знать, где находимся сегодня. А для того, чтобы составить чёткое представление о нашем нынешнем положении, нам необходимо знать, откуда мы пришли.

Цель этой серии статей – в общих чертах изложить историю Движения в США. Но в данном случае нас не интересует простое перечисление имён и событий в хронологическом порядке. Мы намерены заложить основание для критического анализа того, как развивался национал-социализм. Нашей задаче не удовлетворит агиографическое повествование, в котором каждое решение и событие было бы представлено как необходимое и безупречное. Мы должны быть готовы не только поздравить себя со скромными успехами нашей борьбы, но и безжалостно разоблачить допущенные нами ошибки. Ибо, только выяснив, в чём мы заблуждались, можем мы надеяться исправить оплошности, которые совершили.

Хотя в ходе нашего повествования мы неизбежно будем уделять основное внимание лидерам Движения, однако следует помнить и о бессчётных тысячах рядовых членов и сторонников: о безымянных уличных активистах, которые постоянно рисковали жизнью и здоровьем ради нашего дела; о товарищах женского пола, которые трудились в тени, выполняя нередко неблагодарную вспомогательную работу; о финансовых покровителях, которые предоставляли экономические средства, оплачивавшие нашу борьбу; о безмолвной помощи со стороны тех, кто нам сочувствовал и чьи рабочие обстоятельства или семейные обязательства не позволяли им отрыто исповедовать национал-социалистические убеждения. Если знаменитые лидеры составляют голову нашего Движения, то эти безвестные и непризнанные товарищи образуют его тело.

Истоки Движения: “Тевтония”

Самые первые национал-социалистические организации появились в США в начале 1920-х годов. Многочисленные частные объединения – по сути своей клубы – стали возникать в крупных городах с большой долей уроженцев Германии, многие из которых приехали в страну недавно, по окончании Первой мировой войны. После неудавшегося национал-социалистического восстания ноября 1923 г. в Мюнхене из Германии в США эмигрировали многие члены Гитлеровского движения. Горстки единомышленников постепенно находили друг друга в сплочённых немецких сообществах таких крупных городов, как Чикаго, Цинциннати, Милуоки и Нью-Йорк. Эти маленькие группы создавались в основном для общественных нужд и мало что из себя представляли – и, конечно же, в их задачи не входили ни расширение, ни привлечение сторонников.

Одна из этих маленьких групп была известна как “Американский национал-социалистический союз”, но, как и остальные, почти сразу после возникновения она захирела и исчезла без следа. Первой серьёзной попыткой установить национал-социализм на нашей земле стало “Cвободное объединение Тевтония”. Его основал в Чикаго в октябре 1924 г. 21-летний Фриц Гиссибль со своими братьями Питером и Эндрю. Вместе с ними в предприятии участвовал 19-летний Уолтер Каппе, который стал редактором небольшой немецкоязычной газеты “Тевтонии” под названием “Форспостен” (“Дозор”). Даже то, что у группы был свой, пусть и скромный, печатный орган, ставило её на голову выше других ранних НС объединений. Вскоре “Тевтония” обзавелась собственной штаб-квартирой, взяв в аренду одну из комнат в чикагском Райхсхалле.

Одним из первых сторонников, которого группе удалось привлечь, был Джозеф (Зепп) Шустер. В Мюнхене он состоял в штурмовом отряде [Штурмабтайлунг, СА] и участвовал в том роковом марше, который столь трагично закончился. Шустер организовал в “Тевтонии” подобие СА, которое получило название Орднунгсдинст, то есть “Служба (охраны) порядка”. Со временем члены ОД стали носить форму, сшитую по образцу СА, и схожие знаки различия. Несомненно, что в то время создание униформированного полувоенного формирования, которое подражало немецкому образцу, казалось делом обычным и естественным. Но в ретроспективе очевидно, что это было неудачное решение, от которого Движение до сих пор не может оправиться, поскольку так создался прецедент, которому следовали все более поздние НС группы – часто в ущерб Движению, о чём мы поговорим позже.

Хотя “Тевтония” открыто выступала в поддержку германской НСДАП, которая была политической партией, сама она ни в коей мере политической не являлась и к широким массам не обращалась. Она ограничивалась тем, что мало-помалу распространяла симпатию к национал-социализму среди многолюдного сообщества американских немцев. Раз в две недели устраивались полуприватные собрания, а вырученные с этих собраний деньги расходовались на немецкие культурные мероприятия. По крайней мере однажды “Тевтония” наняла самолёт, чтобы разбросать листовки. Но её газета и другой печатный материал выходили на немецком языке, и никто не помышлял ни о привлечении людей ненемецкого происхождения, ни о расширении политического влияния группы за пределы немецкого сообщества.

В целом, “Тевтония” насчитывала лишь 400 или 500 членов. Большинство проживало в Чикаго и окрестностях, но было у неё и несколько мелких ячеек, рассеянных по городам верхнего Среднего Запада.

Хайнц Спанкнобель1 и “Гау-США”

Ещё одной ключевой фигурой в создании американского национал-социализма был Хайнц Спанкнобель. Хотя сегодня о нём практически никто не знает, в первое десятилетие Движения он играл стержневую роль. Спанкнобель был человеком сильного характера. Как и всем нам, ему были свойственны человеческие слабости и недостатки. Но его сильные стороны их более чем компенсировали. Одной из таких сильных сторон было его понимание истинной природы национал-социализма.

В конце 1920-х годов НСДАП представляла собой небольшое движение на периферии германской политики, которому приходилось бороться за выживание, и хотя его маленькие ячейки были рассеяны по всему Райху, его деятельность практически не выходила за пределы Баварии. Самого Гитлера тогда считали баварским смутьяном, а не всенародным политическим лидером. Но уже тогда Спанкнобель понимал фундаментальный, мироизменительный характер национал-социалистического миросозерцания и видел в Гитлере не просто главу маленькой партии крайних взглядов, а всемирно-историческую личность первой величины. Он представлял себе будущее, в котором национал-социализм руководит всей планетой, где национал-социалистическая Германия господствует над восточным полушарием, а национал-социалистическая Америка – над западным. По его замыслу, Гитлер должен был править одной половиной мира, а он, Спанкнобель, его второй половиной.

И в этом был заключён первый недостаток Спанкнобеля: у него были слишком раздуты чувство собственной значимости и представление о своих возможностях. Но хотя его самонадеянное мнение, что он ровня Гитлеру, может сегодня вызвать у нас улыбку, его понимание того, что национал-социализм – нечто гораздо большее, чем просто средство для исправления несправедливых условий Версальского договора, от этого никак не умаляется.

Спанкнобель, как и Гиссибль с Шустером, был германским национал-социалистом, который переехал жить в США. Он изучил “Тевтонию” и пришёл к выводу, что хотя она и преследует благие цели, однако для создания национал-социалистической Америки, какой она ему виделась, необходимо что-то более внушительное.

До конца 1920-х годов НСДАП была крошечной партией на задворках германской политической сцены. На всенародных выборах 1928 г. партия собрала жалкие 2,6% избирательных голосов. В Германии ей приходилось бороться за выживание, и она не имела ни средств, ни желания создавать действующий плацдарм в США. Она терпимо относилась к деятельности, которую от её имени вел Гиссибль со своей “Тевтонией”, поскольку время от времени те присылали в её мюнхенскую штаб-квартиру скромные пожертвования, но своим дочерним отделением НСДАП “Тевтонию” официально не признавала.

Однако с выборами 1930 года положение партии изменилось. Из периферийного движения она в мгновение ока превратилась во вторую по величине партию в Рейхстаге. Спанкнобель решил, что настало время действовать. Он отправился в Мюнхен, где добился встречи с руководством НСДАП и попросил о разрешении создать официальное отделение НСДАП в США. История умалчивает о подробностях той встречи. Изложил ли он свой замысел разделить мир на пару с Гитлером? Кто знает. Но в итоге партия в просьбе ему отказала: отделению НСДАП в Америке не бывать.

Отказ не смутил Спанконобеля, и, вернувшись в США, он солгал, заявив, что получил официальное разрешение создать американскую ячейку Гитлеровского движения. Свою группу он сформировал в апреле 1931 года и назвал её “Гау-США”. Её штаб-квартира расположилась в Нью-Йорке, где проживало великое множество иммигрантов из Германии и американцев немецкого происхождения, которые обосновались в стране несколько поколений назад.

“Гау-США” и “Тевтония” оставались конкурирующими НС организациями до 1932 года. Затем Гиссибль, которого впечатлило, что Спанкнобель получил официальное признание НСДАП, добровольно распустил “Тевтонию” и объединил её с “Гау-США”. Местные ячейки “Тевтонии” стали ячейками “Гау-США”, а “Служба порядка” была в неизменном виде поглощёна группой Спанкнобеля, оставшись под началом Зеппа Шустера.

“Гау-США” вела более активную общественную деятельность, чем “Тевтония”, и чаще освещалась в средствах информации. В то же время пресса стала уделять больше внимания и Гитлеровскому движению в Германии, превратившемуся в силу, с которой приходилось считаться.

После того как в январе 1933 г. партия пришла к власти, Рудольф Гесс направил Спанкнобелю письмо, в котором просил его перестать неправомочно выдавать себя за американского лидера НСДАП. Его также просили прекратить деятельность и расформировать группу. В апреле 1933 г., после того как Спанкнобель проигнорировал эти просьбы, к нему обратились со вторым, более настоятельным, письмом. На сей раз Спанкнобель уступил и расформировал “Гау-США”.

Нисколько не пав духом, Спанкнобель совершил второе паломничество в Мюнхен и снова добился встречи с Рудольфом Гессом. Он убеждал Гесса, что как немецкие иммигранты в США, так и уроженцы Америки немецкого происхождения способны оказать национал-социалистической Германии мощную поддержку, и снова попросил разрешения организовать эту поддержку от имени НСДАП. На сей раз Гесс уступил. Спанкнобель вернулся восвояси с письменной официальной доверенностью от Гесса. Используя эту доверенность в качестве учредительного документа, он преобразовал американское Движение в “Союз друзей Новой Германии”, который стал известен в основном под немецкой аббревиатурой ФНД [FND, Bund der Freunde des Neuen Deutschland]. Союз официально состоялся на чикагском съезде в июле 1933 г. Как прежде “Гау-США”, ФНД тоже базировался в Нью-Йорке.

“Друзья Новой Германии”

Но вместо того, чтобы потихоньку организовывать поддержку Гитлеровской Германии среди американцев немецкого происхождения – на что Гесс, несомненно, и рассчитывал, – Спанкнобель начал создавать воинствующее, открыто национал-социалистическое движение, которое в точности повторяло раннюю историю НСДАП. “Друзья” ходили в форме и собирались на марши и митинги, которые иногда заканчивались кровавыми драками с евреями и коммунистами. Когда случилась вспышка вандализма, направленного против синагог, еврейских торговцев и еврейских кладбищ, в этом обвинили ФНД. Значительная часть мероприятий ФНД проводилась на немецком языке, отчего у многих американцев создавалось мнение, что это группа иностранная, анти-американская и весьма зловещая. Своей деятельностью ФНД неизменно снискивал себе дурную репутацию. Он не столько прививал людям сочувственное отношение к Новой Германии, сколько создавал о себе общее впечатление как о подрывной группе, действующей в интересах иностранного государства.

Спанкнобель ещё больше накалил обстановку, разъярив признанные германо-американские организации и издания своими требованиями подчиниться ему как американскому представителю Гитлера.

Однако члены “Друзей” были убеждены, что идут верным путём – путём, который, как им думалось, указывал им не кто иной, как сам Адольф Гитлер. Они бросались в борьбу с огромным воодушевлением и самопожертвованием, не ведая, что Спанкнобель ложно толкует характер полномочий, которыми наделил его Мюнхен.

Германские дипломаты в США наблюдали за разрушительным поведением ФНД, исправно докладывая о нём в Берлин, где дурные вести доносились до сведения Гитлера и Гесса. Спустя некоторое время Спанкнобель получил из Мюнхена приказ прекратить деятельность до особого распоряжения, поскольку его работа больше вредила делу национал-социализма, чем приносила пользы.

Наконец, Спанкнобель это осознал. Он ушёл с поста главы ФНД и вернулся в Германию, где вступил в ряды СС. Он пережил войну и поселился среди развалин разбомбленного Дрездена. Там один предатель из немцев выдал его советской тайной полиции. Он был арестован и в 1947 г. умер от голода в советском концлагере.

В начале 1934 г. Фриц Гиссибль взял руководство ФНД в свои руки. Спустя десять лет после образования “Тевтонии” он снова стал лидером американского национал-социализма. При его новом руководстве ФНД предпринял несколько попыток американизировать свой имидж. Граждан Германии и членов НСДАП сначала отговаривали от членства ФНД, а позднее официально запретили им в него вступать. Сам Гиссибль начал тяжбу за получение американского гражданства. Печатные материалы этого времени говорят о том, что в литературе “Друзей” наряду с немецким языком использовался и английский.

Гиссибль к тому же начал уводить ФНД от агрессивной деятельности, к которой благоволил Спанкнобель, и направлять больше средств и сил на построение НС сообщества. В 1934 году было создано вспомогательное женское объединение Фрауеншафт, а также молодёжные организации для юношей и девушек, названные соответственно Югендшафт и Медхеншафт.

Не всем членам было по душе руководство Гиссибля, и в 1935 Антон Хегеле и кучка его последователей откололись и создали “Американскую национальную рабочую партию”, которую позже переименовали в “Американскую национал-социалистическую партию”. Их газета называлась “Нэшнл Америкэн” и до конца десятилетия она задавала высокий стандарт качества для печатных изданий Движения. АНРП/АНСП оказалась недолговечной, но важное её значение заключалась в том, что она представляла собой первую попытку создать американскую национал-социалистическую организацию, которая уже не была простым дополнением к германскому движению, и в том, что она была открыта не только для немцев, но для всех американских Ариев.

Члены ФНД горячо поддержали новые начинания Гиссибля, и организация начала расти. Этот стремительный рост не остался незамеченным со стороны многочисленных и могущественных врагов Движения, которые сделали всё возможное, чтобы затруднить и сорвать его работу. В 1934 г. по распоряжению нью-йоркского конгрессмена Сэмюэла Дикстайна было начато расследование конгресса с целью ослабить и подорвать американский национал-социализм. Дикстайн объявил, что намерен не оставить камня на камне от национал-социализма в Америке. Он был евреем, и большинство наблюдателей считало, что рвение, с каким он взялся за травлю “Друзей”, было просто проявлением расовой неприязни, которую все евреи питали к Гитлеровскому движению. Однако в 1990-е годы, после распада Советского Союза, в Москве на свет всплыли документы, которые свидетельствовали, что Дикстайн был платным агентом НКВД, советской тайной полиции. Не исключено, что такой род деятельности поспособствовал его пылкому стремлению задушить американский национал-социализм в колыбели.

Дикстайн созвал на слушание дела в Вашингтоне Комиссию по расследованию антиамериканской деятельности {КРАД}. Гиссиблю и другим видным членам “Друзей” приказали явиться для прилюдного допроса, который широко освещался новостными СМИ. На допросе их подвергли оскорблениям и поношению. Хотя комиссия не смогла обнаружить каких-либо доказательств, что ФНД замешан в незаконной деятельности, в феврале 1935 г. она опубликовала доклад, в котором утверждалось, что группа имеет “антиамериканскую” направленность.

Грубая травля Движения со стороны КРАД расколола германо-американское сообщество. Многим вспомнились мрачные дни Первой мировой войны, когда всех американских немцев подозревали в шпионаже и предательстве и обходились с ними соответственно. Как следствие, многие американские немцы постарались как можно дальше отстраниться от “Друзей”. Но нашлись и те, кто сплотился вокруг ФНД, когда ей пришлось отбиваться от яростных нападок со стороны правительства и СМИ.

Руководство НСДАП в Берлине с неудовольствием наблюдало эту чрезвычайно неблагоприятную шумиху. На взгляд Гитлера, Гесса и других партийных лидеров, ФНД больше вредил делу, чем ему помогал. Как следствие в октябре 1935 г. был издан указ, разрывавший всякие сношения между “Друзьями” с одной стороны и германским правительством и НСДАП с другой стороны. Гиссибль покинул пост главы Союза и предпринял поездку в Германию в тщетной попытке доказать свою правоту. (Как прежде Спанкнобель, Гиссибль впоследствии поселился в Германии и тоже вступил в СС).

В декабре новым бундесляйтером (главой Союза) стал Фриц Юлиус Кун. В марте 1936 г. “Друзья” созвали общенациональный съезд, на котором Союз был распущен. Вместо него была создана новая организация – Америкадойчер Фольксбунд (Германо-американский народный союз), который станет широко известен под названием Германо-американский бунд.


1  Heinz Spanknöbel, т.е. более близкое к немецкому звучанию произношение его фамилии – Шпанкнёбель.

ИсточникThe History of American National Socialism – Part I: 1924-1936 by Martin Kerr

Добавить комментарий:

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: