eRebus

национал-социализм

История американского национал-социализма. Часть II: 1936-1941 гг.

Мартин Керр

02-01 german_american-bund-camp

Лагерь Германо-американского бунда, 1930-е годы.

Германо-американский бунд

На пике своего развития “Друзья Новой Германии” насчитывали приблизительно 10.000 членов. Это в 10 раз превышало численность членского состава “Гау-США” и в 20 раз – численность состава его предшественницы “Тевтонии”. Однако 60% членов ФДНД являлись гражданами Германии, и поэтому членство в только что реорганизованном Союзе было для них закрыто. Можно сказать, что Куну пришлось перестраивать Бунд с чистого листа.

Фриц Юлиус Кун родился в 1896 г. в Мюнхене. В первую мировую он был лейтенантом в пехоте и заслужил Железный крест второй степени. В 1923 году Кун со своей женой Эльзой эмигрировал в Мексику. В 1927 г. они переехали в США, где Кун прошёл натурализацию и в 1933 г. получил гражданство. Он поселился в Детройте и устроился работать химиком в автокорпорацию Форда. Он живо интересовался этнической политикой и стал лидером детройтского отделения ФДНД.

Небольшая деталь, которая, тем не менее, заслуживает внимания: Кун носил звание бундесляйтера. Однако историки и биографы часто по ошибке называют его бундесфюрером. Но сам Кун, не мешкая, указывал на то, что Фюрер только один, и звать его Адольф Гитлер.

Под его решительным и энергичным руководством Бунд рос уверенными темпами. Ко времени, когда в декабре 1941 г. он прекратил деятельность, его дочерние организации, насчитывавшие в общей сложности 163 местных отделения, присутствовали в 47 из 48 штатов (за исключением Луизианы). Отделение, обладавшее всеми полномочиями, называлось “ячейкой”. Согласно минимальным требованиям, каждая ячейка должна была иметь главу, казначея, сотрудника по связям с общественностью и отряд ОД {Службы охраны} из девяти человек. Во многих ячейках состояло более ста человек. Отделения, которые не удовлетворяли минимальным требованиям, назывались “ветками” и приписывались к ближайшей ячейке.

Бунд делился на три округа – восточный, среднезападный и западный, которые, в свою очередь, делились на области. Области подразделялись на организации штата, которые далее организовывались по городам, городским районам и даже по кварталам, если это оправдывалось количеством членов. Общий размер состава неизвестен, но, по-видимому, он превышал 25.000 человек. Носившая форму служба охраны насчитывала в масштабах страны примерно 3000 человек.

Бунд издавал еженедельную газету с немецко- и англоязычным материалом. Сначала она называлась “Дойчер Векруф унд Беобахтер” (“Немецкий сигнал к подъёму и обозреватель”). К 1937 году её общий тираж составлял 20.000 копий. Издавались три областных варианта газеты, где печатали местные новости и объявления. В 1939 г., в рамках кампании по американизации Бунда, полное название газеты распространили до “Дойчер Векруф унд Беобахтер энд Фри Америкэн” (“Немецкий сигнал к подъёму и обозреватель и Свободный американец”). С этих пор, ради удобства, газету стали называть просто “Фри Америкэн”. На волне успеха Бунд начал выпускать и другие издания, включая молодёжный журнал.

Особенностью Бунда были летние лагеря, располагавшиеся на принадлежавших ему землях. Всего таких лагерей насчитывалось 18. Частью они были скромных размеров, но некоторые, такие как лагерь “Нордланд” в Нью-Джерси, “Зигфрид” на нью-йоркском Лонг-Айленде и “Гинденбург” в Висконсине были обширными и тщательно обустроенными, приспособленными для круглогодичного проживания. В лагерные мероприятия входили пешие экскурсии, походы с палатками, плавание и другие легкоатлетические виды спорта. Для молодёжи предусматривались особые программы, направленные на упрочение товарищеских уз, укрепление тела, ума и характера.

Бунд не был политической организацией в строгом смысле слова и не выдвигал кандидатов на государственные должности. Однако он устраивал общественные встречи и парады, и коммунисты с евреями сделали эти собрания мишенью для своих протестов. Иногда протестующие совершали нападения на членов Бунда, выливавшиеся в кровавые побоища. Стычки между одетыми в форму национал-социалистами и их неприятелями широко освещались американскими СМИ, которые стремились выставить “бундистов” (так они прозвали членов Бунда) как буйных хулиганов. Германское руководство НСДАП считало такого рода шумиху вредной для внешнеполитических интересов Райха. Проблемы, которые прежде доставляли Гитлеру и Гессу “Гау-США” и “Друзья Новой Германии”, не исчезли – теперь они разрослись и привлекали к себе ещё более пристальное внимание СМИ.

1936 год: Бунд едет в Германию

Почти вся деятельность Бунда носила местный характер, но по крайней мере в двух случаях он мобилизовывал свои средства для крупных общенациональных мероприятий. Первым из них была поездка в Гитлеровскую Германию летом 1936 г. Вторым был массовый съезд в нью-йоркском Мэдисон-сквер-гарден в феврале 1939 г.

1936 год стал для Гитлеровской Германии переломным. Когда в начале 1933 г. национал-социалисты пришли к власти, страна пребывала в ужасающем состоянии вследствие проигранной мировой войны и пятнадцати лет бездарного и коррумпированного демократического управления. Она была разорена Великой депрессией и грабительскими условиями Версальского договора. Экономика развалилась, уровень безработицы достигал рекордных высот; многие тысячи самых деятельных и квалифицированных немцев ежегодно эмигрировали в поисках лучшей доли на чужбине. Средства информации, да и другие важные области общественной жизни, прибрали к рукам евреи. Но по прошествии всего лишь трёх национал-социалистических лет Райх преобразился: голод отступил, экономика бурно развивалась, вооружённые силы были переустроены и укреплены. Новое чувство оптимизма и национальной гордости переполняло жителей.

На состоявшиеся в Берлине Олимпийские игры 1936 г. в Новую Германию съехалось несчётное число гостей и туристов. Среди этих посетителей были Фриц Кун и около 50 членов только что созданного Бунда. Американские национал-социалисты ездили по стране, и повсюду их чествовали как героев. Одетым в форму членам ОД {Службы охраны} предоставили те же льготы, что и германским СА и позволили бесплатно пользоваться общественным транспортом. На параде в Мюнхене одетые в форму члены Бунда прошли маршем вместе с СА, СС и Гитлерюгендом.

Незадолго до начала второго парада в Берлине бундесляйтер Кун и его соратники удостоились короткой официальной аудиенции с Гитлером. Сегодня такого рода встречу, пожалуй, назвали бы “фотосессией” – Фюрер пожал им руки и пару минут дружески с ними побеседовал. На одном фотоснимке того события запечатлено, как Гитлер и Кун разговаривают друг с другом. Под конец той короткой встречи Гитлер сказал Куну: “Возвращайтесь и продолжайте борьбу там”. Слова эти не заключали никакого глубокого и значительного смысла, Фюрер таким образом всего лишь проявил любезность к своим американским последователям.

По возвращении в США Кун, не теряя времени, представил свою короткую фотосессию с Гитлером в ложном свете. Он сообщил репортёрам, что у него имеется «особая договорённость с Фюрером» о создании в Америке НС движения. Поползли слухи, что канцлер Гитлер встречался с бундесляйтером второй раз, с глазу на глаз, и во время этой встречи будто бы снабдил Куна подробными инструкциями, как усилить положение Германии в Новом Свете. Кун никак не препятствовал распространению подобных небылиц, он, напротив, утверждал, что получил от Гитлера прямые полномочия возглавить американское движение.

Нечестность Куна и его лживые заявления, несомненно, укрепили его положение как непререкаемого лидера Бунда. Правда, обошлись они дорогой ценой, потому что придавали достоверность обвинениям, выдвигаемым евреями и другими антигерманскими силами, что Гитлер якобы вынашивает в отношении Америки агрессивные намерения. Родившийся за рубежом Кун с его сильным немецким акцентом и повадками, которые многих настораживали, стал в глазах обычных граждан публичным лицом отечественного национал-социализма. И в этом лице многие читали враждебность и угрозу. Вместо того, чтобы усилить поддержку Новой Германии и укрепить сочувственное отношение к ней, Кун отпугнул огромную часть населения Америки.

Чего Гитлер и НСДАП хотели от американских немцев

Гитлер без особого почтения относился к группам и партиям в других странах, которые стремились подражать НСДАП. Он понимал, что такие группы-имитаторы искусственны и в сущности чужды своему собственному народу. К ним относился не только Бунд, но и те НС партии, что действовали в Дании и Швеции. Однажды он заметил, что если бы сэр Освальд Мосли и вправду был таким выдающимся человеком, за какого себя выдавал, то придумал бы собственное самобытное движение, а не стал бы по-обезьяньи подражать НСДАП и фашистам Муссолини.

Но это не значит, что он не считал возможным для немцев в зарубежных странах за пределами Райха поспособствовать строительству национал-социализма.

Что касалось США, то Фюрер видел два основных способа, какими местные американские национал-социалисты могли помочь Новой Германии:

1. Проживающие в США американские немцы и эмигрировавшие сюда уроженцы Германии могли оказать очень действенную помощь, переселившись назад в Германию. Они могли собственноручно помочь в созидании национал-социализма в своём отечестве. И многие, надо сказать, поступили именно так. Было учреждено ведомство, имевшее задачей побуждать людей к такому переселению и содействовать ему – “Дойчес Аусландс Институт” (“Немецкий институт зарубежных связей”). Оно находилось под началом Фрица Гиссибля, бывшего главы “Тевтонии” и ФДНД, оказывало финансовую поддержку немцам, которые хотели вернуться на родину, и помогало им заново освоиться в германском обществе. С этой целью для американских немцев, которые вернулись на родину, учредили организацию под названием “Камерадшафт-США”.

2. Те американские немцы, что не могли или не хотели переселиться в Германию, могли, тем не менее, взяться за выполнение другой важной задачи. С самых ранних дней Гитлеровской власти Германия столкнулась с международным экономическим бойкотом немецких товаров со стороны евреев и их многочисленных союзников. Он препятствовал экономическому восстановлению и финансовому росту Райха. Приложив усилия к ослаблению бойкота и поддержке германского импорта, сочувствующие национал-социализму американцы могли оказать непосредственную и весомую помощь Движению. Фриц Кун учредил корпорацию для организации противодействия бойкоту, которая сначала называлась “Дойч-Американер Вирстшафтс Аншлюсс” (“Германо-американский протекционистский альянс”), а позже была переименована в “Дойчер Консум Фербанд” (“Германский деловой союз”). ДКФ убеждал американских торговцев не принимать участия в еврейском бойкоте и покупать для перепродажи германские товары. И американских потребителей он также призывал покупать товары, сделанные в Германии. ДКФ проводил широко освещаемую в печати “Рождественскую ярмарку”, которая рекламировала товары германского производства и содействовала их продаже.

ДАИ и ДАВА/ДКФ пользовались полной и горячей поддержкой Гитлера и НСДАП. Однако марши в форменной одежде, провокационные речи и воинственные собрания, на которые Бунд постоянно упирал в своей общественной деятельности, не встречали одобрения со стороны властей Райха, и они делали всё возможное, чтобы воспрепятствовать подобному поведению и дистанцироваться от него – но безуспешно.

Съезд в Мэдисон-сквер-гарден

20 февраля 1939 г. Бунд созвал грандиозный съезд в нью-йоркском Мэдисон-сквер-гарден. Мероприятие рекламировали как “массовую демонстрацию за подлинный американизм”. Оно состоялось в преддверии дня рождения Джорджа Линкольна, и фоном для ораторской трибуны служил гигантский портрет первого президента. На мероприятие съехались 22.000 членов Бунда и его союзников, так что оно стало крупнейшим слётом национал-социалистов Северной Америки из всех, что собирались как прежде, так и впоследствии. Безопасность обеспечивали 1200 членов ОД {Службы охраны} под командованием Августа Клаппротта. Снаружи здания Мэдисон-сквер-гарден буйная толпа из 80.000 противников Бунда дралась с полицией, безуспешно пытаясь сорвать съезд.

Среди выступавших были Национальный секретарь Джеймс Уилер Хилл, Национальный директор по связям с общественностью Герхард Вильгельм Кунце и бундесляйтер Кун. Едва Кун начал свою речь, как еврей по имени Исидор Гринбаум прорвался сквозь полицеское оцепление, проскользнул между двумя охранниками ОД и помчался к сцене. Он был вооружён ножом. Бойцы ОД споро перехватили несостоявшегося убийцу и побоями утихомирили его. Клаппротт отозвал своих людей прежде, чем они успели его изувечить, после чего его передали полиции для ареста. Позже, когда члены и сторонники стали расходиться, снаружи кое-кто из них подвергся нападению толпы.

Бунд преподносил это событие как свою величайшую победу. И действительно, это был внушительный тактический и организационный триумф. Бунд показал, что способен успешно провести массовый съезд, невзирая на мощное сопротивление.

Но реакция Берлина не была особо благосклонной. С точки зрения германского правительства, как раз такого рода шумиха им была не нужна.

Идеология и пропаганда Бунда

Официально Бунд придерживался национал-социалистического мировоззрения, как он выражался в НС Германии. Однако имелась проблема: США не были Германией, и общественная, экономическая, политическая и расовая обстановка в Америке не совпадала с таковой в Германии. Программа и специфическая политика НСДАП не подходили для американских условий. Кун выходил из этого затруднения двояким образом: во внутренних делах Бунд строго придерживался германского национал-социализма, а в сфере общественной пропаганды отстаивал идеологию, которая была неуклюжим сплавом национал-социализма и христианского национализма той эпохи. (“Христианский национализм” примерно соответствовал современному белому национализму. Он не являлся религиозным движением как таковым; слово “христианский” лишь значило, что в него не допускались евреи.) В качестве примера приведём высказывание Куна, которое цитировала “Нью-Йорк Таймс”: “Я Белый человек и пользуюсь приветствием Белого человека: Хайль Гитлер!”

Гласно Бунд заявлял, что выступает за “стопроцентный американизм” и противостоит “еврейскому коммунизму”. Он совершенно не стремился разработать самобытный американский национал-социализм, который бы соответствовал неповторимой истории и положению Арийской расы в Северной Америке.

Когда Бунду казалось необходимым подкрепить свою пропаганду учёностью, он обращался к письменным трудам Лоренса Денниса, который в тот период был самым видным американским интеллигентом фашистских убеждений, или к теоретикам и комментаторам, которые не входили в Бунд и не являлись национал-социалистами.

Германский национал-социалист Колин Росс попытался добавить американскому Движению учёного авторитета, написав в 1937 г. книгу Unser Amerika (“Наша Америка”). Он объездил Соединнные Штаты с лекциями, которые поддерживали и посещали члены Бунда. Но всё же он был там чужим, и неясно, в какой мере его работа повлияла на американское Движение.

Закат и конец Бунда

Съезд в Мэдисон-сквер-гарден обострил растущее в германском правительстве недовольство Бундом. Германский посол Ганс Дикхофф подвергал группу критике. Общественное мнение, которое в огромной мере создавалось и управлялось евреями, уже и так было сильно настроено против Райха. Средства информации старались представить Бунд как кровожадную антиамериканскую подрывную организацию, которой напрямую управлял Гитлер; каждый газетный заголовок, усиливавший это ложное представление, ещё больше усложнял и без того нелёгкую работу Дикхоффа. Он слал всё новые и новые депеши в Берлин, призывая германское правительство разорвать все сношения с Бундом и открыто от него откреститься. Дело, однако, было в том, что Берлин едва ли мог с этим что-либо поделать: вопреки всеобщему убеждению, Бунд не подчинялся ни командованию Гитлера, ни германского правительства, ни НСДАП. Он был независимой организацией, которая вела свою деятельность совершенно по собственному усмотрению.

Американские обыватели недолюбливали Бунд. Широкие слои полагали, что он является “пятой колонной”, созданной для пособничества “нацистам” на случай вторжения немцев в Соединённые Штаты – которое, как убеждали общественность средства информации, и являлось конечной целью Гитлера.

В связи с этим широкие массы считали, что правительство должно “разобраться” с Бундом. В этом режим Рузвельта с радостью пошёл бы им навстречу, однако была одна загвоздка – Бунд действовал строго в рамках законов США.

И всё-таки власти нашли лазейку: в мае 1939 г. Куна обвинили в растрате примерно 14.000 долларов из денежных средств Бунда. Кун допустил оплошность, взяв себе в любовницы Вирджинию Когсвелл, бывшую королеву красоты. Он предположительно потратил деньги Бунда на оплату её медицинских счетов и на то, чтобы доставить для неё какую-то подержанную мебель из Калифорнии. На эти обвинения иерархия Бунда ответила, что Кун, как их глава, волен был распорядиться упомянутыми деньгами как ему заблагорассудится. Но правительство жаждало крови, и в ноябре Куну вынесли приговор за нецелевую трату денег Бунда. Впоследствии его отправили в нью-йоркскую тюрьму Синг-Синг.

В Бунде разразился скандал, повлёкший за собой множество отставок. Однако до освобождения Куна руководство группой взял на себя новый лидер – Герхард Вильгельм Кунце.

Бунд продолжал деятельность до 8 декабря 1941 года – накануне японцы напали на Перл-Харбор, а через три дня Гитлер объявил войну Соединённым Штатам. В тот день национальный совет Бунда проголосовал за роспуск организации и предал огню деликатные документы, прежде чем до них смогло бы добраться ФБР.

Другие национал-социалистические и про-НС группы

Хотя мы и уделили основное внимание Германо-американскому Бунду, он был не единственным НС образованием в США довоенной поры. Мы уже упоминали о недолговечной Американской национал-социалистической партии Антона Хегеле (1935 г.). В 1939 году бруклинское отделение Бунда – которое было самым крупным в стране – откололось и реформировало АНСП под руководством Питера Старенберга {Stahrenberg}. Но, несмотря на то, что их газета “Нэшнл Америкэн” была превосходна, сама партия была малочисленной и никак себя не проявила.

Из сотен других маленьких групп, которые существовали в этот период, стоит ещё отметить следующие:

• “Христианских мобилизаторов” {The Christian Mobilizers}, нью-йоркскую группу под руководством Джозефа (Нациста Джо) Уильямса. Её отделение, носившее униформу, называлось “Христианской гвардией”. Позже группу переименовали в “Партию американского предназначения” {the American Destiny Party}.

• “Национальную рабочую лигу” {The National Workers League} под руководством Рассела Робертса, позже ставшего сторонником и советником Джорджа Линкольна Роквелла. Штаб-квартира в Детройте.

“Лигу гражданской защиты” {The Citizens Protective League} под руководством Курта Мертига, позже ставшего наставником Джеймса Мадоула из “Партии национального возрождения”.

• “Американскую националистическую партию” (основана как “Американская прогрессивная рабочая партия”). Членом этой партии был Эмори Бёрк, который затем станет основателем послевоенного движения.

Американцы, приверженные или сочувствующие национал-социализму, поддерживали и такие организации, как “Комитет ‘Америка прежде всего’” {America First Committee} Чарльза Линдберга, “Серебряный легионУильяма Дадли Пелли, “Национальный союз за общественную справедливость” отца Чарльза Коглина и “Христианский фронт”.

Стремясь расширить охват аудитории, в 1940 г. в лагере Августа Клаппротта “Нордланд” Бунд также устроил совместный слёт с Ку-клукс-кланом.

Источник: The History of American National Socialism – Part II: 1936-1941 by Martin Kerr

 

Добавить комментарий:

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

w

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: