eRebus

национал-социализм

История американского национал-социализма. Часть V: Годы до Роквелла (1946-1958).

Мартин Керр

05-01 madolespeaking

Выступление Джеймса Мадоула, главы Партии национального возрождения.

Введение

Хорошо это или плохо, до вступления Америки в Войну Германо-американский бунд был в США главным сторонником открытого национал-социализма. После добровольного самороспуска Бунда 8 декабря 1941 г. никто в США больше открыто не отстаивал национал-социалистическое мировоззрение до тех самых пор, когда 8 марта 1959 года Джордж Линкольн Роквелл поднял Свастичное знамя в Арлингтоне штата Вирждиния. Теоретическая возможность заново основать движение стала витать в воздухе, как только в 1945 году закончилась Война. Однако политический и общественный климат сразу по её окончании был настолько враждебен национал-социализму, что даже самые несгибаемые американские национал-социалисты не решались пойти этим путём.

И всё-таки борьба продолжалась, хотя и не средь бела дня, а в политической тени. В период до появления Роквелла возникали многочисленные нео-НС или сочувствующие НС группы активистов, которые пытались развивать наше Дело, не называя себя национал-социалистами в открытую.

Между довоенным Движением и послевоенным существует огромная разница, можно сказать, пропасть. Отчасти это была несхожесть идеологии: в 1950-х гг. мир очень сильно отличался от того, каким он был в 1930-е годы, так что политика Движения должна была естественным и органичным образом видоизмениться, чтобы приспособиться к новому мироустройству.

Но главное различие касалось количества и качества. Если довоенный американский национал-социализм был, в лучшем случае, второстепенным движением на американской политической сцене, то в послевоенный период в численном выражении он стал движением микроскопически малым. Бунд в период расцвета насчитывал 25.000 членов, 3000 из которых были активистами, носившими форму. С другой стороны, Национал-социалистическая партия Белых людей на своем пике в начале 1970-х годов никогда не располагала более чем 800 сторонниками и 200 штурмовиками. С поправкой на рост населения это значило, что состав НСПБЛ составлял два процента от численности Бунда относительно общего народонаселения США и, возможно, три процента от численности его активного состава.

Можно сказать, что как довоенное, так и послевоенное Движение возглавляли люди, которые были фанатически преданы Делу, которые были умны и отличались постоянством характера. Но и рядовые члены довоенного Движения были примерно такого же качества: это были люди профессионально занятые, семейные, женатые, имевшие положение в обществе. С другой стороны, из-за маргинального характера послевоенного Движения многие его рядовые последователи отличались чудаковатостью и нередко обитали на задворках американского общества. Особенно это касалось активистской части Движения. Среди рядовых сторонников встречались, конечно, и те, что жили успешной жизнью в большом обществе. Но, как правило, эти товарищи старались не привлекать к себе внимания и в основном играли не активную, а пассивную роль.

Колумбовцы

18 августа 1946 г. Эмили Бёрк совместно с Генри Лумисом и Джоном Зиммерли зарегистрировал в Джорджии “Колумбовское рабочее движение Америки”. Обычно их называли просто “Колумбовцы”. Хотя “Колумбовцы” просуществовали недолго, они представляли собой первую попытку возродить Движение после катастрофы 1945 года.

Бёрк был в душе национал-социалистом, но понимал, что, поскольку после Войны не прошло и года, открытая пропаганда Гитлеровского мировоззрения попросту неосуществима. С большей вероятностью можно было добиться успеха, проповедуя что-нибудь более близкое американским традициям и ценностям. В планах его было динамичное расовое движение, более активное политически, чем Ку-клукс-клан, и с более сильным упором на расовый вопрос, чем христианский национализм. До войны Бёрк состоял во многих организациях, и по-прежнему поддерживал связь с главами старого движения, которые ещё не отошли от борьбы, такими как Джордж Детеридж, Джеральд Л.К. Смит и генерал Джордж Ван Хорн Моузли. Однако он привлёкал и новобранцев, которые после Войны едва успели достичь совершеннолетия. Одним из таких был молодой адвокат из Чаттануги, которого звали Дж. Б. Стоунер; другим – старшеклассник Эдвард Рид Филдс, переехавший в Атланту {столицу Джорджии} из Чикаго. Хотя ни один из этих двух молодых людей не играл значительной роли в “Колумбовцах”, в будущем они станут известными в расиалистском движении.

Бёрк с товарищами посвятили несколько месяцев подготовке, прежде чем официально открыли своё новоё предприятие. В июне 1947 г. они были готовы. В Атланте они нашли место для штаб-квартиры и выпустили первый номер информационного вестника, “Удар молнии”, заодно с программой. “Колумбовцы” пошли по стопам довоенного движения и обзавелись собственной формой – цвета хаки с эмблемой в виде красной молнии на левом рукаве. Молния была изображена и на их знамени, образцом для которого послужил боевой флаг конфедератов

“Колумбовцы” устраивали митинги и вели согласованную работу, стараясь привлечь к себе Белых рабочих и недавно демобилизованных солдат. В июле они начали ночное патрулирование кварталов, в которых проживал Белый рабочий класс и которые граничили с негритянскими районами: чёрные преступники, которые прежде традиционно грабили других негров, начали после заката пробираться в Белые кварталы

Появление “Колумбовцев” встревожило политические круги Атланты и напугало крупную и влиятельную еврейскую общину города. После одного происшествия, когда колумбовский патруль ранил чернокожего, слонявшегося в ночное время по Белому району, власти применили к группе крутые меры. Его руководителей, включая и Бёрка, арестовали, обвинив в “присвоении полицейских полномочий”, – то есть в руководстве гражданским патрулём для выполнения задачи, с которой полиция не справлялась. Бёрку присудили тюремный срок, а у “Колумбовцев” отозвали разрешение на деятельность.

“Колумбовцы” проработали лишь жалкие два месяца. Общая численность их членского состава не дотягивала и до 200 человек, из которых активно участвовали только пара десятков. И всё же их пример вдохновил других расовых националистов. Движение начинало медленно пробуждаться.

Партия национального возрождения

Перед тем как взяться за описание Партии национального возрождения, необходимо сделать предупредительное замечание. Почти во всём без исключения материале о ПНВ и её руководителе Джеймсе Х. Мадоуле, который можно найти онлайн и в обычных книгах, правды нет ни на йоту. Википедия собрала о ПНВ всю самую вопиющую ложь, раздула её ещё сильнее, а затем опубликовала под видом правды. Практически ничто из того, что вы могли слышать о ПНВ из подобных источников, не верно.

Партия национального возрождения была официально основана 1 января 1949 г. по итогам длившихся несколько месяцев переговоров между рядом мелких руководителей довоенного движения, которые решили объединить свои скромные членские составы и средства в одну общую группу. Основными среди групп-участниц были Лига гражданской защиты Курта Мертига, Германо-американская республиканская лига (также бывшая под началом Мертига) и Лига националистического действия Уильяма Генри Макфарланда. Мертиг считался председателем группы, но она находилась под оперативным управлением 22-летнего Джеймса Хартунга Мадоула, новичка, которого завербовали после войны.

Мадоул был человеком талантливым, горячим и бесстрашным и к тому же умелым публичным оратором. Среди его знакомых был Чарльз Б. Хадсон, проходивший ответчиком по делу о подстрекательстве к мятежу 1944 г., о котором мы ранее рассказывали. Хадсон разделял интерес Мадоула к расово-националистической политике, космическим полётам, научной фантастике – и оккультизму. И вот мы видим один из недостатков Мадоула: он не умел порядком отделить личные увлечения от политической карьеры. Однако эта проблема проявилась уже позднее, в 1970-е годы, и не была помехой в первые годы существования ПНВ.

Мадоул состоял на должности “национального директора” и располагал действительной властью в своей маленькой партии. Была составлена программа из девяти пунктов, напечатаны фирменные бланки и конверты и выпущен первый номер партийного издания “Вестник Национального возрождения”. Передовица начального выпуска вышла под заголовком “Американцы, пробудитесь” и за авторством Мадоула. Он продолжал бесперебойно выпускать информационный вестник до самой своей смерти в 1979 г.

ПНВ с самого начала показала свою несхожесть со многими из довоенных национал-социалистических и христианско-националистических групп, поскольку проявляла серьёзный интерес к идеям и идеологиям. Мадоул ставил цель построить в Северной Америке новую Арийскую сверхцивилизацию, а не просто уберечь конституцию от евреев. Он выступал против правого движения, капитализма и христианства, чем вызвал к себе враждебное отношение христианских националистов и их союзников наподобие Ку-клукс-клана.

Среди первых сподвижников ПНВ был и Фрэнсис Паркер Йоки, который участвовал в её собраниях и общественных мероприятиях, хотя официально в неё и так не вступил. Мадоул разделял мнение Йоки, что Сталин сломал хребет еврейскому большевизму в СССР и всё больше уподобляет Советский Союз царской России. Вопреки господствовавшему на Западе во время Холодной войны мнению, что Советы идеологически монолитны, Мадоул полагал, что в них идёт закулисная борьба между оставшимися еврейскими марксистами с одной стороны и русскими националистами с другой. Разумным, считал Мадоул, будет поддержать националистические элементы внутри советского режима и заключить с ними союз, что он и пытался сделать. Американские правые 1950-х годов не восприняли столь многогранное представление об СССР и сочли, что Мадоул просто коммунист с расистским и антисемитским уклоном.

ПНВ никогда не заявляла о себе как о партии национал-социалистического толка, однако прославляла Адольфа Гитлера и НС Германию. В первые годы ПНВ помещала на свой печатный материал изображения и Свастики, и молнии. Изначально у партии не было военизированного крыла, носящего форму. Однако постоянные попытки недругов сорвать общественные мероприятия ПНВ убедили Мадоула, что в таком формировании имеется нужда, и в 1953 г. он образовал “Элитную гвардию”, которая носила нарукавные повязки с изображением молнии. ЭГ совместно командовали Ганс Шмидт и 18-летний Мэтт Кёль, который только начинал своё обучение НС политике.

Программа общественной деятельности ПНВ C самого начала отличалась агрессивностью. Обычно Мадоул со своими последователями занимал угол людного тротуара в Белом квартале Нью-Йорка, собирал вокруг себя толпу и начинал речь. Так, в 1953 г. состоялись 22 подобных митинга. В своих выступлениях Мадоул не деликатничал. Один осведомитель в докладе ФБР той поры называет его “злобным сукиным сыном”. Огромная еврейская община Нью-Йорка, а также ФБР были наслышаны о деятельности ПНВ и встревожены ею. В СМИ стали появляться неприязненные и издевательские публикации, такие как, например, большая статья в “Нью-Йорк Пост” под заголовком “Человек, который хочет быть фюрером”.

Вскоре начали раздаваться требования “разобраться” с Мадоулом. Загвоздка была в том, что Мадоул, как прежде Германо-американский бунд, вёл деятельность, строго следуя букве закона. Однако у федерального правительства всегда оставалась возможность “расследовать” деятельность ПНВ. В 1954 г. Комиссия по антиамериканской деятельности под началом Гарольда Х. Вельде (республиканца из Иллинойса) начала расследование в отношении ПНВ и других “экстремистских групп”. Членов партии допрашивали, за ними установили слежку. Участники Движения опасались, что правительство может применить к ПНВ такие же крутые меры, какие десять лет назад обрушило на Бунд, посадив в тюрьму десятки его членов. Многие вышли из членства ПНВ, другие разбежались во все концы, и кое-то добрался даже до Мексики.

Полученные правительством результаты были опубликованы 17 декабря 1954 г. в претенциозно озаглавленном “Предварительном докладе о неофашистских и экстремистских группах”, который для краткости часто называют “Докладом Вельде”. Он едва занимал 32 страницы, из которых половина была посвящена ПНВ. В КРАД пришли к выводу, что, хотя ПНВ действительно “антиамериканская” партия, непосредственной угрозы для Американской республики она не представляет.

По оценке федералов, ПНВ насчитывала 200 членов. После публикации доклада их стало намного меньше. Осталась только мизерная горстка активистов. Но Мадоул упорно продолжал борьбу. Был случай, когда два или три члена партии взобрались на крышу манхэттенского небоскрёба и в многолюдный час пик разбросали над тротуаром тысячи листовок. Но хотя Мадоул сохранил партию до самой своей смерти, эффективность ПНВ как средства для распространения национал-социализма – или “расового национализма”, как предпочитал его называть Мадоул – сошла на нет.

До Второй мировой войны Нью-Йорк был центром американского национал-социализма и христианского национализма. Стало быть, в конце 1940-х ещё имело смысл попытаться использовать поддержку, которая там оставалась. Но спустя десятилетие Нью-Йорк стал вражеской территорией. В 1958 году какой-то душевнобольной еврей взял Мадоула в заложники с намерением его убить, но тому удалось уйти невредимым. Оставшиеся у него последователи убеждали его, что и сам он, и его партия должны перебраться в более Белый регион страны, но Мадоул упорно оставался в Нью-Йорке до самого конца.

Объединённая Белая партия / Национальная партия за права штатов

Ранее мы упоминали об Эдварде Филдсе, старшекласснике, связанном с недолговечной Колумбовской партией. После её кончины Филдс продолжал участвовать в полуподпольной жизни послевоенного Движения. В начале 1950-х г. он отправился в Нью-Йорк, чтобы составить представление о ПНВ. Его впечатлили ум и самоотдача Мадоула, но отталкивал его идеологический радикализм. Ему не понравилось, что Мадоул тяготеет к (немарксистскому) социализму, и он не разделял вывод нью-йоркца о том, что СССР больше не находится под жёстким еврейским контролем. Кроме того, у Филдса создалось плохое впечатление о многих активистах ПНВ, некоторые из которых имели маргинальные черты характера и вели такой же образ жизни.

Филдс не был национал-социалистом, но его система убеждений была ему близка, особенно в расовом вопросе. Он намеревался создать расовое движение, которое бы сочетало идеологию Колумбовцев с базой массовой поддержки среди расово сознательных Белых людей, которые в то время составляли большинство Белого населения.

В 1957 г. Филдс сыграл решающую роль в созыве съезда Белых расиалистов в Ноксвилле, шт. Техас, с целью объединить множество маленьких групп в одну крупную партию. Среди участников съезда были Эмори Бёрк, Дж. Б. Стоунер, Уоллес Аллен и Джон Каспер. Там присутствовал и 22-летний Мэтт Кёль, выступавший от имени неоднозначного участника движения Девеста Хукера, который не смог присутствовать лично.

Главным итогом съезда стало создание Объединённой Белой партии {ОБП}, которая на следующий год была реорганизована под названием Национальная партия за права штатов {National States Rights Party, NSRP}. На следующие два десятилетия она останется крупнейшим в США объединением Белых расиалистов.

Публичным лицом партии был антиеврейски настроенный адвокат Дж. Б. Стоунер, а Филдс управлял её повседневной деятельностью и редактировал её ежемесячную газету “Удар молнии”. Издание получило своё название от информационного вестника, выпускавшегося в 1946 г. Колумбовцами. NSRP также позаимствовала у Колумбовцев флаг и эмблему с молнией. Можно даже сказать, что партия была возобновлённым вариантом или новой версией той ранней группы. NSRP была тесно связана с Клановским движением, хотя первая следовала строго политической программе, а Клан действовал в других направлениях. Членские составы партии и ККК частично совпадали, и NSRP, с достаточными основаниями, нередко называли политическим крылом Клановского движения.

05-03a NR Bulletin July-Oct 1963

Хотя партия и не была НС объединением, в её рядах состояло много национал-социалистов. Чтобы удержать этих членов в партии, Филдз по секрету сообщал им, что сокращение “NSRP” тайно расшифровывается как “Национал-социалистическая революционная партия”. Впоследствии за эту уловку и подобные приёмы Филдса заклеймили прозвищем “проныра-нацист”. Однако у Филдса были веские основания опасаться потери членов партии с НС убеждениями, потому что пройдёт всего несколько месяцев, и лидер с открытыми, решительными национал-социалистическими взглядами впервые с 1945 года поднимет Свастичное знамя.

Пришествие Джорджа Линкольна Роквелла

В ноксвилльском совещании участвовал один 39-летний капитан {коммандер} военно-морского флота, который представился собранию “Джорджем Линкольном” и в итоге воздержался от вступления в ОБП. На съезде он выступил с докладом и в общих чертах представил план по возвращению чёрного населения США в Африку. Он называл его “Планом Линкольна”.

В 1941 г. Джордж Линкольн Роквелл бросил обучаться философии в Брауновском университете, потому что, как и многие другие американцы, чувствовал, что не за горами война. Будучи американским патриотом, он считал, что его долг в военное время защищать свою страну. Кроме того, он был убеждён, что на нём лежит моральная обязанность вместе с другими “не дать Гитлеру завоевать мир”. Он поступил на флотскую службу простым матросом и к концу военного конфликта дослужился до звания капитан-лейтенанта. После Войны он стал членом резерва ВМС. Во время Корейской войны Роквелла вновь призвали на действительную службу. Со временем его повысили до звания собственно капитана.

Линкольн Роквелл был одним из огромного количества бывших военнослужащих, которые, вернувшись в родную Америку, не узнали её. Податливость перед лицом коммунистической агрессии за рубежом, культурный марксизм внутри страны, феминизм и то, что иносказательно называли “борьбой за гражданские права” – вот какие черты были свойственны послевоенной Америке. Но эти люди в большинстве только ворчали и продолжали жить, как жили. Однако Роквелл, который отличался большей чуткостью и склонностью к размышлениям, чем другие его соотечественники, принялся выяснять, что здесь не так. Это была не та Америка, за которую воевали Роквелл и остальные – и за которую сложили головы 500.000 американцев.

Находясь во время Корейской войны вместе с частью в Сан-Диего, он стал участником общественной группы за выдвижение в кандидаты от республиканцев на президентских выборах 1952 г. генерала Дугласа Макартура. Через знакомых в консервативном крыле Республиканской партии он впервые познакомился с антисемитской литературой. Однако не воспринял её всерьёз. Но по прошествии времени он начал осознавать, что в основе обвинений, которые выдвигались в антиеврейских изданиях, в общем и целом лежат верные факты. Особенно он ужаснулся, узнав, что за коммунистическим движением и на его родине, и за рубежом стоят евреи.

Вот что он писал о том времени в своей политической автобиографии “На сей раз весь мир” (1962 г.):

“Я задумался об Адольфе Гитлере и нацистах. Я уже уяснил, что он был прав насчет евреев. Может быть, стоит почитать его книгу – не был ли он прав в чём-то еще?

Я обежал книжные магазины Сан-Диего и, наконец, нашел в одном экземпляр ‘Моей борьбы’, упрятанный в дальнем углу. Я купил его, принёс домой и сел за чтение.

Так в Линкольне Роквелле умер ‘свойский парень’ и тупой ‘гой’ и родился совершенно другой человек”. {см. такжеНовая “религия” нашего времени}

Случилось это, наверно, году в 1952-м. Роквелл обратился в национал-социализм в одно мгновение. Следующие семь лет ушли у него на то, чтобы придумать осуществимую стратегию для распространения национал-социализма, которую можно было бы проводить потихоньку, не привлекая к себе внимания, через крайне правое крыло Республиканской партии. Все эти усилия закончились ничем. Хотя очень многие в правых кругах были в курсе еврейского и расового вопроса, никто из них не имел ни воли, ни мужества действенно решать эти проблемы.

Роквелл понял, что республиканцы не помогут ему разобраться с вопросами, которые с некоторых пор стали его волновать. Но он не был в восторге и от тех мелких национал-социалистических и расиалистских групп, к которым присматривался. До его сознания постепенно стало доходить, что, если он не может делать своё дело ни в одной из существующих организаций, то ему придётся создать собственную.

К 1958 году он свёл знакомство с Гарольдом Эрроусмитом, эксцентричным, антиеврейски настроенным мультимиллионером (по сегодняшним меркам миллиардером). После переговоров они заключили соглашение: Эрроусмит станет финансировать новое движение, а Роквелл руководить его делами. Роквелл хотел назвать группу по-своему, но Эрроусмит настоял на названии “Национальный комитет по освобождению Америки от еврейского господства”. Под штаб-квартиру арендовали дом в Арлингтоне, шт. Вирджиния, и установили в подвале печатный станок.

Одной из сильных сторон Роквелла была способность к величественным замыслам: умение широко мыслить – ключ к великим свершениям. Роквелл планировал заявить о создании Комитета несколькими антиеврейскими демонстрациями, которые должны были пройти одновременно по всей стране. Сам Роквелл проведёт пикет у Белого дома, а Филдс в это самое время устроит демонстрации в Ноксвилле и Атланте. Роквелл надеялся, что в Нью-Йорке к нему присоединится Джеймс Мадоул, а мероприятие в Бостоне возглавит Девест Хукер. Кроме того, Роквелл рассчитывал на демонстрации в Чикаго, Сан-Диего и других городах.

В назначенный час Роквелл выступил в Вашингтоне, а Филдс – в Ноксвилле и Атланте, но остальные подвели и не вышли.

И всё же начало было благоприятным – хотя вскоре всё рухнуло. Из-за подозрительного взрыва в одной из синагог Атланты, в которой проводилась реконструкция, те, кто вышел на демонстрацию в этом городе, были арестованы. ФБР схватило Эрроусмита и, невзирая на всё его богатство, подвергло его многочасовому допросу, словно он был заурядным вором. На штаб-квартиру в Арлингтоне, которая также служила домом Роквеллу и его семье, беспрестанно совершались нападения, так что ему пришлось отправить жену с детьми ради их безопасности в Исландию.

Наконец, Эрроусмит отказал Роквеллу в поддержке и велел ему освободить дом и вернуть печатный станок. Роквелл контратаковал и выиграл отсрочку: ещё в начале он настоял на том, чтобы Эрроусмит подписал контракт, и теперь суд признал его действительным. Но это была лишь временная победа. 1958 год закончился для Роквелла безрадостно: он оказался в таком положении, что не мог пойти на попятную и не знал, в каком направлении ему идти вперёд.

8 марта 1959 г. Роквелл получил посылку, отправленную ему одним молодым почитателем, которого звали Джеймс К. Уорнер {см. также Мартин Керр “Воля и мужество быть правдивым”}. Внутри было огромное Свастичное знамя времён Третьего Райха. По спине Роквелла побежали мурашки: его вдруг озарило, каким путём он двинется вперёд.

Источник: The History of American National Socialism – Part V: The pre-Rockwell Years (1946-1958) by Martin Kerr

 

Добавить комментарий:

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

w

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: